June 13

«У России есть все, чтобы процветать»

Так полагает Мануэль Кастеллс, руководитель независимой международной группы экспертов, анализировавшей состояние современного российского общества. О темпах и задачах российских реформ, о том, какой должна быть приватизация, как избежать социального взрыва в ходе реформ и, наконец, об угрозе надвигающегося «мирного» коммунистического переворота вы сможете прочесть в интервью корреспондента «Известий» с М. Кастеллсом, который мы публикуем в этом номере.

Начиная с января в России действительно начался реальный переход к рыночной экономике. К такому выводу пришла независимая международная группа советников по социально-политическим проблемам экономической реформы и структурной перестройки в России. Созданная в марте, эта группа экспертов на днях передала правительству свой первый доклад. Ее руководитель профессор Мадридского независимого университета Мануэль Кастеллс поделился с корреспондентом «Известий» своими впечатлениями о ходе реформы в России.

У России только один выход — движение к рынку

Профессор Кастеллс убежден, что кабинет Е. Гайдара поступает совершенно правильно, взяв высокий темп перехода к рыночной экономике. Это единственная возможность сломать до сих пор существующую государственную коммунистическую систему.

Дело в том, что если рыночная экономика может существовать в условиях тоталитаризма, то демократия без рынка невозможна. Безусловно, государству могут принадлежать крупные секторы экономики. Таких примеров в мире немало. Но правила их функционирования должны определяться общими принципами, наиболее эффективными из которых являются те, что действуют на свободном рынке. Поэтому действия российского правительства носят больше политический, чем экономический характер. Без быстрого создания в России рынка сохраняются условия для реставрации коммунистической государственной системы.

Темпы реформе задает также и состояние самой экономики, большая часть которой живет по старым законам, а меньшая — по рыночным. Эти две системы не имеют точек соприкосновения, что ведет к хаосу. К этому привели попытки президента Горбачева имплантировать некоторые рыночные механизмы в тотальное государственное планирование всего и вся. Надо либо на полной скорости врываться в рынок, либо не браться за это дело вообще и довольствоваться тем, что есть.

С другой стороны, высокие темпы реформы, по сути дела, — условие получения международной помощи. Дело не только в позиции Международного валютного фонда. Любое государство сможет помочь России в больших, нежели гуманитарных, объемах, если есть уверенность, что процесс реформы действительно идет. 24 миллиарда долларов от МВФ — лишь начальный вклад в стабилизацию, в строительство мостика для более существенных иностранных инвестиций, в том числе частных.

Это единственно возможный путь. Если не пройти по нему на предельной скорости, то Россия завязнет и утонет в старой государственной системе. Это как раз и случилось с некоторыми проектами Горбачева. В то же время высокая скорость реформирования требует повышенного внимания к социально-политическим факторам. Без продуманных мер в этой сфере общество окажется неспособным выдержать шок, которому оно подвергается.

Приватизация, но не тотальная; освобождение цен, но не на все

Для перехода от коммунистического режима к рынку необходимо мобилизовать людей, сделать переход менее болезненным и, самое главное, социально значимым. Общество согласится на жертвы, если увидит смысл в преобразованиях. В этом заключается одно из предложений, которые группа Кастеллса направила российскому правительству.

«Как этого добиться? Способов много. Ну, например, если приватизируется какое-то транспортное агентство, то приватизировать следует не саму фирму путем распределения акций, а машины, — сказал Кастеллс, — Отдайте их шоферам в качестве долгосрочного кредита. Поступая таким образом и в ряде других сфер — торговле, услугах, — вы создадите миллионы новых предпринимателей, реальных собственников, а не абстрактных владельцев доли в предприятии. Путем распределения средств производства будет создан новый мощный класс мелких и средних предпринимателей, заинтересованных в оживлении экономики».

Этот метод, по мнению Кастеллса, не пригоден в отношении крупных предприятий. Для них основная проблема заключается не в приватизации, а в смене ориентиров. Так, для электронных предприятий Зеленограда существенно то, что 95 процентов их продукции уходило в оборону. Их переориентация на нужды куда более мощного и динамичного рынка товаров народного потребления и экспорт сегодня важнее приватизации.

Что касается цен, то их повышение оправданно. Эта мера необходима даже в столь важной для экономики сфере как энергетика. Их следовало поднять не только для того, чтобы стимулировать нефтедобывающую и нефтеперерабатывающую промышленности, но также в целях повышения экономии энергетических ресурсов, по которым Россия демонстрирует злостную расточительность.

И все же процесс ценообразования на энергию нельзя освобождать полностью. Во всяком случае, убежден Кастеллс, пока общество не переживет шок от экономической реформы. В противном случае социально-политические издержки такого шага будут слишком высокими.

Массовая безработица погубит реформу

Самая большая опасность экономической реформе в России исходит от массовой безработицы. Многие крупные фирмы отправляют сотрудников в длительные отпуска. Когда они вернутся, многих из них, возможно, будут ждать уведомления об увольнении. Государство должно в первую очередь заняться не лишением предприятий кредитов, а поиском и созданием для них новых рынков, условий, побуждающих их внедрять рыночные методы хозяйствования, устанавливать деловые связи между компаниями.

Сегодня предприятия оказались на грани краха. Дело не только в разрушении экономики, но прежде всего в разрушении человеческой личности. В России все в жизни человека связано с местом его работы: зарплата, проведение отпусков, отдых детей, лечение… Потеря работы или угроза лишиться ее создают опасное положение. Избежать массовых увольнений позволит возникновение большого числа мелких и средних фирм, приватизация земли, а также переориентация крупных предприятий.

Самое критическое для будущего России время наступит осенью

«Вы имеете дело с координированной, организованной, систематической попыткой старой номенклатуры, осевшей в финансовом секторе, на некоторых государственных предприятиях, в профсоюзах и части государственного аппарата, захватить власть, — считает М. Кастеллс. — К этому выводу я пришел на основе прочитанных документов и многочисленных встреч и в конце концов объективных условий. В частности, многие профсоюзные лидеры откровенно говорили мне, что если они захотят, то соберут необходимое для проведения референдума количество подписей, чтобы сместить Ельцина».

Открытого путча, скорее всего, не будет. Коммунисты, как выразился Кастеллс, просто возьмут контроль над ключевыми постами в правительстве и экономике. Этого будет достаточно, так как российское государство по-прежнему контролирует всю жизнь страны. Коммунистическая система все еще сильна. Ее представители, воспользовавшись государственными средствами, проникли и в новые коммерческие структуры.

«Они ждут возвращения людей из принудительных длительных отпусков, — сказал Кастеллс. — Их сбережения иссякают, зарплата не выплачивается, парламентарии ведут борьбу друг с другом и с правительством, в непосредственной близости от России полыхают национальные конфликты, что ведет к усилению национализма. В этих условиях возможен легальный парламентский переворот. Будет предпринята попытка либо сместить президента, либо заставить его сформировать правительство, которое воссоздаст старую государственную систему по типу китайской».

Кастеллсу не раз приходилось слышать ссылки на успехи китайского варианта развития, который позволил оживить экономику при сохранении социального и национального мира. Однако политическая стабильность гарантирована исключительно репрессиями и лично Дэн Сяопином. После него напряженность, которая накапливается в обществе, неминуемо приведет к взрыву гораздо более мощному, чем тот, который уничтожил СССР.

Помимо экономической, нужна срочная политическая реформа

Положение настолько сложно, что, считает Кастеллс, необходимо срочное преобразование существующей политической системы. В российском обществе нет институтов, которые бы направляли происходящие процессы в демократическое русло. Массы людей не организованы и дезориентированы. По существу, есть только одна легитимная власть — законно избранный президент. Парламент избирался по весьма странным правилам. На местах действуют власти, многие из которых заняты скорее всего реанимацией прошлого.

Нужны политические партии. Они существуют, но никто не знает, чьи интересы они представляют, каково их влияние в массах. Единственный способ узнать это — выборы. В этом определенную ценность представляет испанский опыт перехода от диктатуры к демократии.

После смерти Франко в Испании было осуществлено тестирование партий. Перед проведением выборов в 1977 году во дворце Мэнклоа было достигнуто соглашение, по которому все политические партии, предпринимательские союзы и профсоюзы договорились соблюдать основополагающие правила «игры» — кто бы ни пришел к власти, обязан управлять страной демократическими методами и через демократические институты власти, сохранять свободу прессы, не возрождать тоталитарный режим.

Конечно, идеальный путь — проведение выборов в конституционную ассамблею, которая бы подготовила новую конституцию. По новому Основному Закону провести выборы. «На это у вас времени уже нет, — сказал М. Кастеллс. — Поэтому следует достичь согласия между нынешними парламентскими партиями, которые сегодня, подрывая правительство, создают условия для восстановления коммунистического режима, о чем позднее сии пожалеют».

Чем жестче будут экономические меры, которые предстоит принять, тем важнее, чтобы люди имели демократические инструменты, которыми они могли бы влиять на правительство.

Итак, политическое соглашение, затем написание конституции и объявление выборов. Пока идет этот процесс, который займет несколько месяцев, правительство должно обладать всей полнотой власти для проведения серии чрезвычайных мероприятий, которые бы гарантировали ход экономической реформы и в то же время смягчили ее удар.

Выборы должны касаться только парламента, а не президентского поста. Президент в этот критический период должен быть сохранен, потому что он — элемент политической стабильности.

«Даже если окажется, что Жириновский обладает широкой поддержкой населения, — это лучше, чем отсутствие поддержки парламенту. Популярность правительства действительно стремительно падает. Но означает ли это, что россияне готовы забыть 70 лет коммунизма? — размышлял Кастеллс. — Я не уверен в этом. Правительство и демократы в целом должны начать политическое наступление и показать людям документами, фантами, что же собой представлял коммунистический режим в России. Правительство сегодня столь увлечено экономической реформой, что, кажется, забыло о идущей политической борьбе. Именно при наличии политической стабильности, что и подтверждает опыт Испании, появится реальная возможность быстро выправить экономику. Испании потребовалось на это всего шесть лет. Ресурсы России — людские, научные, сырьевые, энергетические, масштабы рынка — уже к концу нынешнего столетия позволяют ей вырваться в число экономических лидеров».

Беседу вел
А. СЫЧЕВ.

«Известия» 8 июля 1992 года