July 2

Российский парламент попытался добить реформу. Американский решил ей помочь

Сенат конгресса США продолжает обсуждение законопроекта о помощи России и другим государствам, входившим ранее в состав Советского Союза. Этот документ официально называется «Законопроект в поддержку свободы» и предусматривает выделение Соединенными Штатами 12 млрд, долларов в виде дополнительного взноса в Международный валютный фонд (МВФ). Этот взнос США и других западных держав значительно увеличит возможности МВФ по оказанию финансовой помощи бывшим советским республикам. По проекту закона, США также дают согласие на образование международного фонда стабилизации валюты новых государств, который планируется в размере 6 млрд, долларов. Американская доля в нем составит около 3 млрд, долларов.

Что касается непосредственной помощи США бывшим советским республикам, то, согласно принятой в среду поправке, в 1992—1993 финансовых годах она составит 620 млн. долларов. Ранее в документе конкретная сумма не называлась. Указанные средства будут истрачены на техническую помощь новым государствам я гуманитарную помощь.

В ходе почти 9 часовых дебатов большинство сенаторов отмечали, что законопроект имеет важное значение не только для новых государств, но и для США, которые имеют возможность содействовать собственной безопасности и безопасности всего мира, развитию будущего выгодного рынка для американских компаний. Тем не менее принять документ не удалось из-за большого числа поправок, обсуждение которых заняло много времени.

Ряд внесенных в законопроект поправок принципиально не повлиял на его содержание в целом. Так, по инициативе руководителей комитета по делам вооруженных сил была принята поправка, которая предусматривает содействие администрации странам СНГ в ликвидации их оружия массового уничтожения. В проект закона была также внесена поправка, отражающая «мнение сената», что США «должны призывать российское правительство к выводу 14-й армии из независимого и суверенного государства Республики Молдова».

Наиболее острые дебаты, которые продолжались несколько часов и потребовали двух голосований, развернулись вокруг поправки, предложенной республиканцем Лэрри Пресслером и демократом Деннисом Деконсини. Она предусматривала, что вся помощь (за исключением гуманитарной) может быть выделена только в том случае, если президент США официально заверит конгресс, что достигнут «серьезный прогресс» в выводе российских войск из Прибалтики. Оппоненты авторов этого предложения подчеркивали, что вывод войск из Прибалтики — сложнейшая проблема для России, что подобная поправка погубит всю идею помощи. В конце концов 92 голосами против 2 был принят смягченный вариант поправки. Он гласит, что год спустя после начала оказания помощи президент США должен официально уведомить конгресс, что в процессе вывода российских войск из Прибалтики достигнут «серьезный прогресс». В противном случае помощь США будет прекращена. Это, однако, не коснется международной помощи по каналам МВФ.

Игорь Барсуков, ИТАР ТАСС

Президент Ельцин подписал в среду указ, не вышедший, правда, пока из стен Общего отдела правительства РФ — «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». Во многом он повторяет и развивает пункт постановления ВС России «О введении в действие Государственной программы приватизации», датированного серединой июня («НГ» № 115 от 19. 06. 92 г.). И в связке с Другими нормативными актами — законом РФ о приватизации, президентскими указами о банкротстве и о продаже земельных участков акционируемых госпредприятий — нацелен поддержать «кавалерийскую атаку» на госсобственность в пользу частной («индивидуализированной», по Хайеку, т. е. не государственной). Указ предполагает «насильственное» преобразование госпредприятий (не лимитированных запретительными списками государственной программы приватизации на 1992 г. в частности, не относящихся к ведению ТЭК или ВПК) и ранее созданных A/О закрытого типа, в которых государственная доля уставного капитала превышает 50%, в акционерные общества открытого типа. «Гроза» миновала лишь совместные предприятия, дабы не напугать иностранных вкладчиков. Делается также реверанс директорскому корпусу, ибо правомочия правления А/О закрепляются за «ранее назначенными должностными лицами администрации преобразуемого предприятия».

Если суммировать вышеописанное, можно разглядеть проступающие сквозь нормотворчество черты некоего гибрида подзабытых понятий «ускорение» и «перестройка». Причем, что несомненный «плюс», ускоренными темпами пытаются создать вторичный фондовый; рынок. Немного удручает, правда, что в восьмидесяти случаях из ста расплачиваться на этом рынке станут «вторичными» же денежными субститутами — ваучерами. При том, что 25% акций каждого свежеобразованного А/О будут привилегированными.

Андрей Леконт

Указ президента об ускорении акционирования был бы еще более интересен, если бы он не принимался на фоне запоздалых вивисекций на теле безвременно погибшей экономической реформы. Как и ожидалось, правительство не сумело найти экономически корректного способа разрешения платежного кризиса и капитулировало перед террором неплатежей. Механизм взаимозачета задолженности означает, по сути, списание прошлых грехов. Теперь уже новые неплатежи должны стать основанием для вступления в действие процедуры банкротства. Однако потрясающая в своей простоте попытка начать жизнь «с чистого листа» натолкнется на укрепленный победой над правительством паразитический менталитет директорского лобби.

Концепции, позволяющие два раза съесть одну и ту же кашу, традиционно популярны среди части российских руководителей: достаточно вспомнить, например, плодотворную идею приватизации предприятий банкротов.

В этом контексте назревающий скандал с правительством по поводу решения ВС РФ о снижении НДС до 14% вызывает гораздо меньший интерес, чем если бы это произошло пару месяцев назад. Можно заметить, что сама идея сокрытия правительством части доходов бюджета вполне оригинальна, в то время как международные финансовые организации и многие отечественные экономисты постоянно обвиняют правительство в занижении реального бюджетного дефицита. Если бы открытие Починка — Исправникова подтвердилось, этого было бы достаточно, чтобы поставить Гайдару и его команде памятник при жизни.

Снижение НДС — акция безусловно вредительская по отношению к финансовой системе, однако, к сожалению, правительство своими «корректировками курса» создало столько источников бюджетного дефицита, что, как говорится, «снявши голову, по волосам не плачут».

Михаил Леонтьев

Егор Гайдар, выступив вчера на совместном заседании российского парламента, сумел-таки убедить Верховный Совет не снижать ставку НДС с 28% до 14%, как предлагалось в обсуждаемом законопроекте об изменении налогового законодательства. Вопрос о ставке НДС был вычленен в отдельный, а закон принят в первом чтении без него. Налогом на добавленную стоимость предстоит заняться теперь бюджетной комиссии Александра Починка при участии представителей кабинета Егора Гайдара.

«В случае снижения ставки НДС до 14%, — заявил Егор Гайдар, — доходы федерального бюджета только в июле упадут на 35%», а майский 60-миллиардный дефицит достигнет 120 миллиардов. Неизбежны также значительные сокращения государственных капвложений, прекращение субсидирования сельского хозяйства и сокращение ассигнований на содержание армии.

«Сама постановка вопроса о резком снижении налогов закроет возможность достижения договоренностей с кредиторами», — заявил Гайдар.

Отложив решение вопроса об НДС и передав его комиссии, парламент избежал, пожалуй, самого опасного популистского решения из всех когда-либо принимаемых им. Угроза грозящей к зиме этого года гиперинфляции, по всей видимости, остановила депутатов и заставила отложить решение фактически на неопределенный срок.

Алексей Зуйченко

Возможно, проблема в том, что у ВС и правительства России разные экономические школы? «Налоговая схватка» титанов российской экономики — председателя парламента Руслана Хасбулатова и и. о. премьера Егора Гайдара, длящаяся по сути всю сессионную неделю, видимо, закончится для последнего принятием исключительно политического решения.

Министр экономики Андрей Нечаев, министр финансов Василий Барчук и сам Егор Гайдар мучительно пытались понять, как ВС, снизив налоги, хочет заставить правительство оставить нетронутыми расходные статьи бюджета. «Ситуация для парламента ничем не грозящая, — сказал Андрей Нечаев. — Он утвердит бюджет со своими коррективами, снизит налоги; и мы (а не парламент) либо станем отвечать за невыполнимые параметры, которые в бюджет закладываются, либо уйдем в отставку».

Егор Гайдар, выйдя из Белого дома с заседания ВС, на котором отсрочили снижение ставки налога на добавленную стоимость, заметил: «Нормальное решение. Вот с цифрами, которые предлагали некоторые парламентарии, решение было бы фатальным. Не понимаю, как в таких условиях могло бы удержаться любое правительство, не только мое. Ведь после утверждения таких цифр вся финансовая система развалится: платить будет нечем, да и неоткуда».

На вопрос «НГ» о том, что, может быть, все прозаичнее и ВС просто не хочет дальше поддерживать «остатки» правительства Гайдара, и. о. премьера ответил: «По ходу обсуждения (налогов в ВС. — Ред.) мне стало казаться, что это вопрос не какой-то финансовой специфики, особых цифр, а сугубо политический…»

Вера Кузнецова

«Независимая газета» 3 июля 1992 года