July 2

Военные аспекты коллективной безопасности

3 июля в Москве начал работу Совет министров обороны стран Содружества. На нем обсуждаются проблемы строительства Объединенных вооруженных сил СНГ. Взгляд на них командования ОВС СНГ излагается в статье маршала авиации Евгения ШАПОШНИКОВА.

За время существования СНГ главами независимых государств Содружества подписано около 70 документов по военным вопросам. Своего рода, этапным в их числе стал ташкентский договор «О коллективной безопасности». Он свидетельствует об углублении тенденции к интеграции оборонных усилий государств Содружества. Их коренным интересам отвечает закрепление этой тенденции, придание ей необратимого характера. И важнейшее значение для достижения этой цели имеет выработка согласованных подходов, общих для всех государств Содружества основ обеспечения национальной безопасности и строительства вооруженных сил, что предполагает совпадение критериев и приоритетов политики в области обороны и безопасности, а также принципиальных установок военных доктрин. В этом случае, на мой взгляд, будет обеспечено такое содержание военных аспектов коллективной безопасности, которое удовлетворит все государства Содружества.

Не приуменьшая значения других аспектов безопасности, связанных, скажем, с экономикой, экологией, дипломатией, хочу заострить внимание именно на военной стороне дела.

1. Критерии.

Имеются в виду основные критерии, относящиеся к строительству и развитию вооруженных сил, то есть к вопросам, решение которых составляет ядро политики в области национальной и коллективной безопасности и предполагает согласование и координацию усилий государств Содружества.

Первый из них — народность. Политика государства в области обороны и безопасности должна отвечать коренным, жизненным интересам народа. А народу — независим от того, большой он или малый, — думаю, изначально присуще миролюбие, стремление к добрососедству, сотрудничеству с другими народами, совместному решению даже самых острых и болезненных проблем.

Это одна сторона проблемы, в определенном смысле внешняя. Другая, внутренняя, состоит, на мой взгляд, в том, что если политика в области обороны и безопасности соответствует критерию народности, то вооруженные силы никогда не должны применяться и против собственного народа.

Второй критерий — эффективность. Эффективность как политики в области обороны и безопасности в целом, так и, в частности, — военной организации, вооруженных сил. Если в первом случае соответствие этому критерию предполагает всесторонний анализ военно-политической обстановки, взвешенность, последовательность, твердость и гибкость, согласованность и взаимодействие в проведении военно-политического курса, то во втором — освобождение вооруженных сил от хозяйственных, коммерческих и иных не свойственных им функций, предоставление им возможности заниматься исключительно своим делом — поддержанием на необходимом и достаточном уровне боевой выучки и боевой готовности.

Третий критерий — достаточность. Коротко говоря, он означает, что в политике в области обороны и безопасности должно делаться только то, что действительно необходимо, что соответствует политическим реалиям и возможностям государства, отвечает его интересам, продиктовано его жизненными потребностями и гарантирует выполнение задач обороны при минимальных затратах средств и ресурсов.

И, наконец, четвертый — не по важности, а в порядке перечисления, критерий — защищенность вооруженных сил. Суть его — в обеспечении правовых и социальных гарантий функционирования вооруженных сил, а также условий жизни и деятельности военнослужащих и нх семей, адекватных общественной значимости ратного труда.

В критерии защищенности фокусируются, на мой взгляд, проблемы оборонного строительства. Бесспорной в этой связи представляется мне необходимость обеспечения одинакового уровня социальной и правовой защищенности вооруженных сил в государствах — участниках Договора о коллективной безопасности, во всех государствах СНГ. Но было бы неправильным сводить проблему только к материальной стороне дела, которая, безусловно, чрезвычайно важна. Не меньше, чем в должном обеспечении материально-бытовых условий, вооруженные силы нуждаются в общественном признании, возрождении уважения к военной профессии, формировании отношения к воинскому долгу, защиты Отечества как к высшим нравственным ценностям.

Несомненно, существуют и другие критерии. Но сегодня именно перечисленные мной представляются опорными.

2. Приоритеты.

Правильный выбор приоритетов — это, на мой взгляд, одно из главных условий успешного решения многочисленных и сложных задач в области обороны и безопасности, развязывания существующих здесь узлов, проблем и противоречий.

Известно, что иерархия приоритетов — вещь весьма относительная, но я все же рискну назвать в качестве главного приоритет коллективных интересов перед национальными. Разумеется, это не означает какого бы то ни было противопоставления, напротив, дает возможность в контексте решения общих, коллективных задач обеспечить наилучшее решение задач национальных.

В частности, существует объективная необходимость сохранить и рационально использовать максимум возможного из всего того, что до недавнего времени было единым. Я имею в виду систему обороны, комплекс оборонных предприятий, систему заказов военной техники и вооружения, военную инфраструктуру, радиолокационное и информационное поле, систему комплектования, обучения и подготовки войск и т. д. Пренебречь этим при строительстве государствами Содружества собственных вооруженных сил — значит выбрать не только неоправданно расточительный, но и заведомо малоэффективный путь.

К числу важнейших приоритетов политики в области обороны и безопасности я бы отнес качество, и прежде всего — качество технического оснащения, подготовки вооруженных сил и управления ими. Здесь, может быть, гораздо более рельефно, чем в любой другой сфере, проявляется необходимость высокой степени координации политики, интеграции затрат средств и ресурсов, согласования усилий на всех этапах — от заказов и проектирования вооружения и военной техники до ее поставок в войска и на флоты.

При этом важно последовательно проводить в жизнь три группы требований: во-первых, безусловное предпочтение отдавать образцам вооружения и военной техники, обладающим высокой надежностью, живучестью, боевой эффективностью; во-вторых, обеспечивать их высокую технологичность, экономичность и ремонтопригодность вооружения и военной техники при их производстве и эксплуатации и, в-третьих, решительно сокращать номенклатуру вооружений, проводить линию на их широкую унификацию и стандартизацию.

Важнейший аспект этой проблемы связан и с подготовкой вооруженных сил. А ее уровень, в свою очередь, в значительной мере зависит от системы комплектования. Наиболее предпочтительной представляется смешанная, обязательно-контрактная система — как в плане преодоления острого дефицита призывных ресурсов, так и в плане освоения вооружения и военной техники, их грамотной, квалифицированной эксплуатации и высокоэффективного боевого применения. Кроме того, оптимальный баланс контрактного и призывного контингентов позволит сэкономить значительные средства без ущерба для качества боевой готовности войск.

Что касается подготовки кадров, то она напрямую связана с сохранением и совершенствованием общих основ единой военной школы бывшего СССР при безусловном учете национальных интересов, потребностей и особенностей государств Содружества и их армий. А поскольку офицерский корпус составляет костяк любой армии, то сохранение его единства, доверия, взаимопонимания выступает одним из изначальных факторов успешной материализации идей коллективной безопасности. Сейчас, как никогда, важно уберечь все общество и армию от опасной и вредной инфекции — национализма, которая способна отравить многие поколения, изуродовать миллионы человеческих судеб.

Еще один приоритет, который я бы отнес к всеобщим, связан с демократизацией военной сферы и прежде всего — с созданием механизмов демократического регулирования оборонного строительства и контроля за ним. Не забывая при этом о решительном, последовательном и твердом упрочении единоначалия, в том числе — за счет повышения качества профессиональной и нравственно-психологической подготовки военных кадров. Причем основа этого процесса должна быть безусловно демократической, правовой.

Не менее важны открытость, живая, тесная взаимосвязь вооруженных сил с обществом, максимально полная, достоверная, свободная от пропаганды прямая и обратная информация, циркулирующая в едином для государств СНГ информационном пространстве.

В конечном счете с демократизацией военной сферы связаны возрождение народного характера, патриотического и интернационалистского духа вооруженных сил, а следовательно, и упрочение стабильности общества, и консолидация, неуклонное сплочение народов содружества

3. Доктрина.

Содержание политики в области обороны и безопасности в наиболее концентрированном виде выражается, как известно, в военной доктрине, содержащей самые существенные, стабильные, сравнительно долговременные официальные военно-политические установки и положения.

Но доктрина — феномен государственный. Поэтому применительно к Содружеству Независимых Государств как образованию негосударственному речь может идти, на мой взгляд, об общих, принципиальных установках, регламентирующих согласованные действия государств в области совместной обороны и коллективной безопасности. Если иметь в виду вполне вероятную перспективу трансформации системы коллективной безопасности в военно-политический или политико-военный союз государств СНГ, то эти общие установки и положения могут воплотиться в коалиционной военной доктрине.

Целый ряд общих для государств Содружества положений, имеющих доктринальный характер, официально утвержден Советом глав государств СНГ и закреплен в соответствующих договорах и соглашениях. Но многое еще предстоит сформулировать, свести в более или менее завершенную систему. И очень важно, чтобы эта система, при всей своеобычности и неповторимости каждого государства Содружества, отражала совпадение основных критериев и приоритетов национальной политики в области обороны и безопасности, учитывала соглашения и документы по военным вопросам, принятые в СНГ, международные обязательства бывшего СССР, объективную необходимость интеграции оборонных усилий государств Содружества.

Адекватное отражение диалектики развития военно-политического процесса обеспечивает структура доктрины, включающая две стороны — политическую и военно-техническую. Думаю, что принятие такой единообразной структуры будет также способствовать сопряжению национальных военных доктрин.

К числу важнейших доктринальных положений, имеющих всеобщий характер, на мой взгляд, относятся те, которые предусматривают основные пути нейтрализации источников военной опасности, противодействия, в том числе и совместного, возможной агрессии, создания всеобъемлющей системы безопасности и обеспечения ее эффективного функционирования при приоритете политических средств. Именно в таком контексте могут быть определены и установки по подготовке государств Содружества и их вооруженных сил к отражению агрессии в соответствии с экономическими, военно-техническими, социально-демографическими и другими возможностями, прогнозируемым характером войны, а также обязательствами, вытекающими из договоров и соглашений, заключенных в рамках СНГ.

Что касается установок национальных доктрин по стратегическому планированию и подготовке вооруженных сил, то их содержание, видимо, должно исходить из того, что государства — участники СНГ первыми не развяжут военных действий против какого-либо государства, не применят первыми ядерное и другие виды оружия массового поражения, твердо придерживаются принципов невмешательства в дела других государств. Они стоят на позициях единства и неделимости совместной обороны, означающей, что посягательство на безопасность одного из участников Содружества расценивается как посягательство на СНГ в целом. Отсюда — требование соответствия форм и способов действий национальных и Объединенных вооруженных сил составу сил и средств агрессора, задаче его разгрома. А это предполагает подготовку войск к ведению как оборонительных, так и наступательных действий.

Наличие общих доктринальных установок и их последовательная реализация государствами Содружества позволит им иметь и поддерживать на достаточном уровне боевой и мобилизационной готовности современные вооруженные силы, надежно обеспечивать национальную и коллективную безопасность.

* * *

У Содружества Независимых Государств есть все возможности для выработки эффективной политики в области обороны и безопасности. Реализация этих возможностей связана с согласованием, координацией, объединением усилий, эффективным взаимодействием государств СНГ. На нас лежит ответственность за создание реальных механизмов такого взаимодействия. Чтобы оказаться на высоте этой ответственности, необходимо соединить передовой мировой опыт с отечественной спецификой, наши лучшие традиции с новейшими достижениями науки и техники, трезвый военно-стратегический и экономический расчет с нравственностью, духовностью.

«Известия» 3 июля 1992 года