June 29

Передовые рубежи и запасные позиции

готовят на госдаче № б в поселке Архангельском представители президента, не теряя даром времени перед заседанием Конституционного суда

Активизация про-, лост-и просто коммунистических сил приобрела в последнее время столь значительный размах, что на ее ярком фоне непросто различить действия президентской рати Ельцина, призванной защитить в КС конституционность его указов, запрещающих деятельность традиционных компартий. Тем более что они пока скрыты от глаз общества сенью подмосковных парков и садов. В отличие от защитников КПСС защитники указов не спешат с демонстрацией своей активности. Однако, как удалось выяснить, это вовсе не означает, что они попусту тратят время.

В Архангельском работа команды Шахрая не стихает ни на минуту. Можно сформулировать три направления, по которым она ведется. Во-первых, консультации, обсуждения стратегии и тактики поведения на процессе с экспертами и свидетелями, которых заявили для участия в нем представители президента. Параллельно перепроверяется, усиливается правовая аргументация. Наряду с этим продолжается интенсивный поиск наиболее веских аргументов в поддержку своих тезисов в рассекреченных архивных документах. Два штриха: их ищут в той же серии палок, что переданы в распоряжение КС. На его заседании, по свидетельству представителя президента Сергея Шахрая, не следует ожидать обнародования чего-то суперсенсационного, хотя в команде и существуют опасения, что наблюдающие за процессом будут этим огорчены, но приоритет отдается свидетельством того, «как эта структура, именовавшая себя КПСС, управляла страной, экономикой, репрессивным аппаратом».

Кстати, есть сведения, что на процессе защитники указов собираются отказаться от употребления самого слова «партия» по отношению к КПСС. По свидетельству адвоката Андрея Макарова из команды, поддерживающей ходатайство Олега Румянцева и других депутатов, они избрали аналогичную с группой, готовящейся к процессу в Архангельском, тактику. Это позволяет судить, что один из основных тезисов защитников указов и обвинителей КПСС остался неизменным: ни фактически, ни юридически «организация, именовавшая себя КПСС», ни партией, ни общественным объединением не являлись.

Другой тезис звучал не столь часто: президент запретить КПСС не только имел право, но и просто обязан был сделать это. При этом он не вторгся ни в полномочия ВС, ни Верховного суда. В виду имеется не только текст присяги президента, где он обязуется охранять права и свободы граждан, но и конституционное положение, по которому он отвечает за безопасность в обществе и государстве. Кстати, даже на союзном уровне. Ведь во время августовских событий удалось принять несколько, по выражению Шахрая, «нестандартных решений». В том числе возложить на президента России функции главнокомандующего вооруженными силами. Союзный президент был блокирован, а лица, его замещающие по должности, участвовали в путче. Следующий, кому могло было быть представлено это право, — президент России. Опираясь на Конституцию, он был полномочен участвовать в обеспечении безопасности Союза. А то, что угроза ей существовала, в том числе и со стороны КПСС, вряд ли оспоримо.

Кроме того, в конституциях Союза и России — в одной было, в другой есть — пара «незаметных» статей. Они содержат так называемый остаточный принцип разграничения полномочий. Он сводит практически на нет внешне весьма демократичный аргумент коммунистов: государственные органы могут делать лишь то, что Прямо отнесено к их компетенции, в отличие от граждан, которым позволено все, что не запрещено законом. Но российская Конституция содержит, по убеждению Шахрая, прямо противоположный принцип. Исполнительная власть — правительство, президент — исполняет все то, что не отнесено к компетенциям съезда и ВС. Достаточно проанализировать последние, чтобы убедиться, что ни у первого, ни у второго нет полномочий предпринимать исполнительно-распорядительные действия в отношении государственной структуры и даже в отношении общественных объединений.

Верховный суд России, как утверждается, тоже не мог решить вопрос о конституционности КПСС. Из-за отсутствия процессуального законодательства о порядке принятия к рассмотрению дел такого рода. 58-я статья союзной Конституции, дававшая формально право обжаловать действия должностных лиц, бездействовала, например, без принятия специального процессуального закона на этот счет.

Обращает на себя внимание обстоятельство пикантного свойства. Прошел почти год с августа 1991 года, восемь месяцев с ноября, когда появились указы Ельцина, а ни ВС, ни Верховный суд не ставили вопроса о том, что президент вторгся в их компетенцию. Это, по мнению Шахрая, означает «молчаливое согласие или даже молчаливое одобрение действий президента». Когда это ВС допускал малейшее вторжение в свои полномочия?

В ходатайстве депутатов-коммунистов вроде бы не ставится вопрос об имуществе КПСС, но он вполне может возникнуть в ходе разбирательства. Подход команды президента позволяет прояснить, как представляется, и эту сторону дела. Если КС согласится с тем, что КПСС — это госструктура, постоянно самовольно распоряжавшаяся средствами из госказны, переводившая миллиардную собственность с баланса на баланс, то ему просто не останется ничего другого, как признать, что Ельцин не принимал решений ни о национализации, ни о конфискации ее собственности. Ти» ям не произошло изменения ее (собственности) формы. Она была у государства, у него и осталась.

В Архангельском разрабатываются и другие варианты аргументации в пользу конституционности указов президента. Здесь заняты не только укреплением передовых рубежей, но и подготовкой запасных позиций. Своим оппонентам, уверенный в своей правоте Шахрай заявляет: «Мы готовы фехтовать на ваших саблях, стреляться из ваших пистолетов». Его не обескураживает, хоть и достаточно запоздалое — лишь после юридического фиаско на первом слушании — подключение к коммунистической команде двух известных адвокатов Иванова и Клигмана.

Это произошло, как считает Андрей Макаров, по настоятельной рекомендации «НГ», посетовавшей, что защитников класса Падвы или самого Макарова, уже оказавшегося в противоположном лагере, у коммунистов нет. Теперь адвокаты у коммунистов появились. Причем в полном соответствии с принципом социалистического интернационализма, который отнюдь не исключает другого принципа — материальной заинтересованности. В связи с чем коммунисты просят возместить их затраты.

Вполне возможно, что 7 июля коммунисты прибегнут к тактике проволочек. Можно ожидать, например, появления ходатайства о переносе заседания в связи с тем, что им не хватило времени ознакомиться с потребным количеством архивных документов. В связи с этим весьма уместным кажется ироничное заявление Макарова: «Мы их читаем всего месяц, а они их писали больше семидесяти лет».

На первом заседании резки протест коммунистов вызвал сравнение процесса с Нюрнбергом. Шахрай же ввиду позиции защитников КПСС более склонен видеть аналогию с Лейпцигом. В роли Димитрова, возможно, постарается выступить Слободкин. Неизвестно, за кем зарезервирована роль Ван дер Люббе. Хотя кое-кто склонен отвести ее Горбачеву.

«Независимая газета» 30 июня 1992 года