June 23

В расстрелянном городе

Наши специальные корреспонденты передают из Бендер

После двухдневных дебатов парламент Молдовы принял постановление, в котором масштабные вооруженные столкновения в Бендерах, приведшие к многочисленным жертвам среди мирного населения, названы результатом агрессии 14-й армии и безответственных выступлений А. Руцкого, ставших прямым вмешательством во внутренние дела независимой Молдовы.

Таким образом, назвав виновников кровавой трагедии в Бендерах, парламент полностью снял как с себя, так и с правительства Молдовы ответственность за гибель сотен людей. Во вторник и в среду их хоронили в Тирасполе. В постановлении подтверждается готовность Молдовы к разрешению конфликта мирными средствами, к участию ее делегатов в смешанной комиссии.

Постановление также призвало депутатов от Приднестровья продолжить в парламенте Молдовы обсуждение путей выхода из конфликта. Но теперь это уже вряд ли возможно: во вторник в Тирасполе на заседании сессии Верховного Совета непризнаваемой ПМР депутаты парламента Молдовы от Левобережья и Бендер сложили свои полномочия.

…У поста ГАИ в километре от окраины Бендер — последний полицейский кордон. Здесь уже начинается зона обстрела. Этот небольшой участок дороги, на взгорке, хорошо просматривается снизу, от Днестра, а там — передовая. Но, несмотря на опасность, по нему движется непрерывный поток: воспользовавшись нечаянным затишьем, люди покидают город.

Бендеры встречают тревожной тишиной. Пустынны улицы, заклеенные крест-накрест бумажными лентами окна домов. Ближе к центру во дворах многоэтажек дымятся костерки, готовится немудреная еда. Город живет без света, газа, воды.

Иногда слышатся одиночные выстрелы, затем — автоматные очереди. Жители поясняют: стреляют снайперы, гвардейцы пытаются их снять. Сегодня утром здесь тихо. Вчера ночью, рассказывают, был ад. 22 июня город усиленно обстреливался из орудий, затем появились самолеты. Министр обороны Молдовы заверяет, что это были обычные плановые полеты, приказа «на поражение» летчики не получали. У горожан на этот счет иное мнение, они утверждают, что Бендеры бомбили с воздуха.

Но из каких бы видов оружия ни велся обстрел, работа налицо: центр города — уже мертвая зона. 400 человек погибли, в основном это мирные жители. С некоторых улиц все еще не убраны трупы. Сорокаградусная жара создает угрозу эпидемий, морги переполнены. С похоронами проблема, пояснили работники горисполкома. Под постоянным обстрелом и похоронить-то по-человечески нельзя. Потому могильные холмики вырастают во дворах. Здесь, несмотря на войну, продолжают играть дети.

Хлеба в городе нет, не работают пекарни. Магазины разбиты, товары растащены. Вовсю действуют мародеры. Промышленные предприятия выведены из строя, частью разрушены, склады крупнейшего в Молдове консервного завода разграблены. Еще немного, и иссякнут оставшиеся запасы продовольствия.

В подвале разрушенного здания горсовета — штаб обороны города. По мнению председателя горисполкома В. Когута, о серьезной обороне не может быть речи, обороняться практически нечем. Бендерский гарнизон 14-й армии, закрывшись в крепости, участия в боевых действиях не принимает. Вся надежда на то, что политики все-таки смогут договориться.

Кем контролируется сегодня город, сказать трудно. По пустым улицам изредка проезжают машины с автоматчиками. Кто это, непонятно — форма у всех похожа. На ближайших к центральной площади перекрестках — БТРы и группы гвардейцев. Горотдел полиции удерживает полицейский отряд Молдовы. То здесь, то там слышится перестрелка. Говорят, в городе закрепились молдавские опоновцы, единственные профессионалы в этой войне. В военных подразделениях с обеих сторон — необученные молодые ребята.

— Мы, слабовооруженные, предаваемые со всех сторон, заложники большой политики в этом регионе, — замечает предгорисполкома, — трагедия в том», что в этой мясорубке погибнет масса невинных людей.

23-го утром в городе не стреляли. Солдаты вооруженных сил Молдовы получили на это приказ. Видимо, такой же был отдан и вооруженным формированиям на левом берегу Днестра. Орудия молчали в ожидании решений в верхах. Женщины у домов, в которые мы заходили попить воды, заглядывали в глаза: «Скажите, что думает Ельцин? А что — Снегур? Поможет ли нам кто-нибудь?»

Утро выдалось таким ясным и тихим, заметил один из собеседников, что я собрался, как бывало, на рыбалку. В расстрелянном городе пели птицы. А по мосту через Днестр к Тирасполю, оттуда — на Украину, спешили люди. С тележками, узелками и детьми. Так же шли они и 22-го, многие не успели дойти. Битва при Бендерах запомнится тем, кто выжил, не боями, а трагедией мирных граждан.

Обратный путь пришлось, как беженцам, проделать пешком. Раскалившийся асфальт жег ноги, многие шли босиком. Так быстрее. У контрольного пункта стояла машина военных наблюдателей. Представитель молдавской стороны майор Чорич сообщил, что военные наблюдатели России и Украины покинули Бендеры, перебравшись в более спокойный Тирасполь.

Через пять минут у поста раздался взрыв, затем — еще. Начинался обстрел.

«Известия» 24 июня 1992 года