June 16

Сенсация в Вашингтоне: президенты Ельцин и Буш договорились о беспрецедентном сокращении вооружений

Президент Соединенных Штатов Джордж Буш и президент России Борис Ельцин удивили весь мир и, не исключено, кое-кого в своих собственных администрациях, когда во вторник, после первого же раунда встречи в верхах, объявили о таких сокращениях стратегических вооружений, о которых еще позавчера немногие политики отважились бы и думать.

Договоренность, достигнутая президентами в принципе и требующая теперь того, что на американском политическом жаргоне называют «тонкой подстройкой», то есть доведения до кондиции полноправного соглашения, предполагает, что к 2003 году общие запасы стратегических ядерных вооружений США и России будут сокращены с нынешнего суммарного уровня примерно в 21 тысячу боеголовок до шести, максимум семи тысяч. Не исключено к тому же, что на этот уровень стороны выйдут и раньше, уже к двухтысячному году. Помешать же это сделать может недостаток технических и финансовых возможностей перековки ракет на орала и безопасного избавления от ядерных начинок.

Самое поразительное не в том, что путь к договоренности о столь масштабных сокращениях занял у нас с американцами всего пять месяцев, а то, что последняя точка была поставлена буквально за час — в ходе той строго конфиденциальной, с глазу на глаз, в присутствии лишь переводчиков и стенографов, беседы, что состоялась между Бушем и Ельциным в Овальном кабинете. За несколько минут до начала этой беседы один из нас поинтересовался у Буша, стоит ли к концу дня ожидать какого-либо важного сообщения по разоруженческим вопросам? «Как только все вы, журналисты, уйдете отсюда, — ответил Буш, — мы и займемся этим».

Выступая с Бушем на совместной мини-пресс-конференции в Розовом саду Белого дома, Ельцин подчеркнул, что все цифры договоренности были согласованы как с министром обороны России Грачевым, так и с его американским коллегой Ричардом Чейни и ими одобрены. Российский президент отметил также, что на эту договоренность стороны вышли без всяких попыток обмана, без всяких попыток переиграть друг друга.

Процесс сокращений пойдет в два этапа: на первом этапе число боеголовок будет уменьшено до 3800—4250 единиц для каждой из сторон, причем с таким расчетом, что на межконтинентальных баллистических ракетах их останется 1250, в том числе на ракетах сверхтяжелых, таких, как наши СС-18, — 650, и на ракетах подводного базирования — 2250. К концу второго этапа тяжелых ракет с разделяющимися головными частями не останется вовсе, число боеголовок на подводных ракетах сократится до 1750 для каждой из сторон.

Иными словами, Россия не видит больше необходимости содержать свои СС-18, которые американцы всегда считали оружием первого удара. У Соединенных Штатов «уйдут» ракеты MX, которые начал создавать Рейган, присвоивший им имя «хранители мира». Кроме того, Ельцин, как сообщил его пресс-секретарь, объявил Бушу, что Россия снимает с боевого дежурства СС-18. Вот, пожалуй, вся конкретика, которая была доступна на конец дня вторника.

В среду в Белом доме планируется подписать меморандум о достижении принципиальной договоренности. Одновременно будет подписан еще один меморандум — о согласии сторон «разработать совместно с союзниками и другими заинтересованными государствами концепцию системы глобальной защиты от ограниченного нападения баллистическими ракетами». Концепцией займется рабочая группа высокопоставленных сотрудников обеих администраций, которая свое первое заседание проведет в Москве в течение ближайших тридцати дней.

О каких союзниках идет речь, публично не говорилось, но, по нашим данным, к разработке системы глобальной защиты Соединенные Штаты хотели бы привлечь в первую очередь Израиль, памятуя недавний опыт ракетных атак со стороны Ирака.

Договоренность о вооружениях стала кульминационным моментом дня, который начался тем, что в своих речах на церемонии официальной встречи Бориса Ельцина на Южной лужайке Белого дома оба президента буквально одними и теми же словами провозгласили начало новой эры в отношениях между Россией и Соединенными Штатами. «Это — встреча не двух держав, ведущих борьбу за глобальное превосходство, а двух партнеров, стремящихся к построению демократического мира», — подчеркнул Буш, сравнивший с Петром I российского президента, «мужеству и видению которого» Россия в значительной мере обязана «прогрессом в своем великом эксперименте, в новой российской революции, цель которой — свобода». Кстати: от высокопоставленного сотрудника Совета национальной безопасности Белого дома нам довелось услышать, что «химия личных отношений меж ду Бушем и Ельциным — хорошая, даже, наверное, лучшая, чем у Буша с Горбачевым, поскольку сейчас перед нами — демократ». Еще бы месяц назад вся эта фраза — от начала до конца — была бы просто невозможной.

О том, что «время, когда обе наши страны смотрели друг на друга не только с подозрением, но и даже с враждебностью, позади нас», говорил Ельцин, отметив, что, по его убеждению, «практическое партнерство сделает наши страны богаче, а наших людей — счастливее». Сотрудничество же, как о том можно судить по беседам обоих президентов, может обрести самые удивительные формы. К примеру, Буш предложил использовать наши ракеты для запуска американских спутников, что еще две недели назад было чем-то вроде анафемы для американцев. Ельцин выдвинул идею совместного поднятия с морского дна и уничтожения контейнеров с химическим оружием, которое было затоплено немцами в минувшую войну где-то в Балтийском море и которое вот-вот спровоцирует чудовищную экологическую катастрофу. Стороны договорились о возможной состыковке «Шаттла» и «Мира» в 1994 году, но, правда, решили зарезервировать на время проект совместного полета на Марс: очень дорогостоящая затея. Ельцин, как заметил его пресс-секретарь, подчеркнул, что нельзя допустить соперничества в том, кто раньше прилетит на Марс.

Наконец, во вторник объявлено, что совместная российско-американская комиссия по розыску пропавших без вести и военнопленных немедленно активизирует свою работу — в свете тех сенсаций, которые были выданы в последние дни — сначала о членах экипажей самолетов-разведчиков, сбитых над СССР в пятидесятых годах, а потом — об американских военнопленных, которые, как дал понять сам Ельцин в интервью телекомпании Эн-би-си, попали в ГУЛАГ и еще, возможно, живы.

Как нам удалось узнать, госдеп обратился к России со срочным запросом разобраться в сообщениях о том, будто не далее как 18 месяцев назад, в исправительно-трудовом лагере на Печоре был замечен американец, сбитый еще в корейскую войну. Сообщения якобы поступили от одного из бывших заключенных этого лагеря.

…Среда, как мы понимаем, должна принести еще целую серию сюрпризов — в основном от Ельцина, который будет выступать перед российскими и американскими бизнесменами, а затем на совместном заседании обеих палат конгресса. Это, наверное, самый важный, со всех точек зрения, день для российского президента: решаться будет вопрос о том, как активно и как скоро наладит Америка настоящее деловое сотрудничество с нами и как скоро конгресс примет билль о помощи России.

Между прочим: ельцинский пресс-секретарь дал знать, что, по мнению, высказанному Бушем, на деловые круги Америки отрицательно действует мощный поток информации в российской печати о слабости команды Гайдара. То ли в ответ на это замечание, то ли на какое другое, но Ельцин, по данным чиновников Совета национальной безопасности, сообщил Белому дому, что собирается направить в Верховный Совет представление на утверждение Гайдара с должности премьер-министра.

ВАШИНГТОН.

* * *

По завершении переговоров, во вторник, президенты Соединенных Штатов и России обменялись речами, которые в сокращенном виде публикуются ниже.

Дж. Буш: будут ликвидированы самые опасные вооружения

«Я очень рад объявить, что мы только что достигли беспрецедентного соглашения в двух областях, имеющего колоссальное значение для наших двух стран и для всего мира. Во-первых, мы договорились о новых далеко идущих сокращениях стратегических вооружений. В развитие соглашений, достигнутых с Россией, Украиной, Казахстаном и Беларусью, наши две страны теперь договариваются о дальнейших радикальных сокращениях стратегических вооружений, идущих значительно далее того уровня, который определен Договором по СНВ.

Мы договорились ликвидировать самые опасные в мире вооружения — тяжелые МБР и все остальные МБР с разделяющимися головными частями, а также радикально сократить общее число наших стратегических ядерных вооружений.

Мне хотелось бы указать, что это фундаментальное соглашение, которое в прежние годы не могло быть завершено даже за десятилетие, теперь было полностью завершено всего за пять месяцев. Наша способность столь быстро достичь этого соглашения — плод новых взаимоотношений между США и Россией, а также личного руководства со стороны Бориса Ельцина.

Мы с президентом Ельциным согласились также работать вместе с союзниками и другими заинтересованными государствами над выработкой концепции глобальной системы защиты от ограниченных ударов с применением баллистических ракет.

Мы также создадим группу на высоком уровне для изучения практических шагов к данной цели, включая обмен информацией в сфере раннего оповещения, а также сотрудничество в деле разработки средств защиты от баллистического ракетного удара и связанных с этим технологий. Эта группа изучит также вопрос о создании юридической основы сотрудничества, включая новые договоры и соглашения и возможные изменения существующих договоров и соглашений, необходимые для претворения в жизнь проекта глобальной системы защиты.

Эта группа, которую со стороны США возглавит Деннис Росс, проведет свое первое заседание в Москве в течение ближайших 30 дней.

И в заключение: все это — поразительные шаги для наших двух стран, отход от напряженности и подозрительности прошлого, ощутимое, важное проявление наших новых взаимоотношений. Это также вселяет большие надежды на то, что в будущем мир будет защищен от опасности ограниченных ударов с использованием баллистических ракет».

Б. Ельцин: Мы не пытались переиграть друг друга

«Это — действительно беспрецедентное и наверняка неожиданное для вас и для
всего мира решение. Вы первые слышите об этих исторических решениях. Они прорабатывались нами всего лишь в течение пяти месяцев, и сегодня принято решение сократить стратегические ядерные силы обеих сторон суммарна с 21 тысячи до 6—7 тысяч боезарядов. Сокращения, обговоренные в рамках Договора по СНВ, потребовали 15 лет переговоров. А сейчас — пять месяцев для того, чтобы договориться о сокращении в три раза. Это говорит о совершенно коренном преобразовании и изменениях наших отношений в политической, экономической и военной областях. Это говорит о личном доверии двух президентов — Соединенных Штатов Америки и России. Мы добились этого без какой-либо попытки обмануть друг друга, переиграть друг друга, сыграть на изменении структуры стратегических вооружений. Это — результат доверия президентов демократической России к Америке и Америки — к новой России. Это — конечно, выверенный баланс безопасности, но выверенный не в старом духе. Мы не стремились искать штуки, единицы, сотни или даже тысячи. Мы определили вилку в каждом уровне и подуровне различных стратегических сил триады, и затем уже каждая страна в этой вилке определяет свою цифру.

Друг против друга мы воевать не будем, о чем торжественно заявляем. Мы переходим на путь партнерства и дружбы, и эти отношения будут закреплены в специальной хартии. Кроме того, наше предложение — вместо 13 лет это сокращение и уничтожение провести за 9 лет, т. е. закончить его к 2000 году. Я счастлив присутствовать сегодня на таком историческом событии, принимать в нем активное участие вместе с моим другом Джорджем Бушем, бы очень хотел быть счастливым и живым вместе с Джорджем Бушем, чтобы в 2000 году подвести эти итоги».

«Известия» 17 июня 1992 года