June 15

Россия и США хоронят холодную войну и начинают эру партнерства

«Пропасть исчезла». С этих слов начался в понедельник визит президента России Бориса Ельцина в США. Именно так российский президент охарактеризовал суть взаимоотношений между двумя мировыми сверхдержавами в своей первой в ходе этого визита речи у трапа самолета

Уже в этом первом выступлении Б. Ельцин сформулировал основные цели российской стороны в ходе визита. Расчет на равное партнерство с США в международных отношениях, стремление обеспечить экономическую и моральную поддержку проводимым в России реформам составляли лейтмотив короткого, очень энергичного выступления Ельцина.

Однако ответное выступление госсекретаря США Джеймса Бейкера, встречавшего на авиабазе Эндрюс российского руководителя, пожалуй, даже превзошло своей эмоциональностью речь президента России. Прежде всего Бейкер обратил внимание на символику встречи, на совпадение цветов, составляющих государственные флаги двух стран. Они едины у России и США: синий, белый и красный. «Это цвета свободы и демократии, — заявил Бейкер. — Наши флаги символизируют демократические ценности, ради которых Россия и Америка наконец смогли объединиться в демократическом партнерстве».

У трапа самолета на авиабазе Эндрюс Бориса Ельцина встретили государственный секретарь США Джеймс Бейкер и другие официальные лица.
Телефото ИТАР — ТАСС.

Кроме того, в речи Бейкера говорилось о полной уверенности американской стороны в неколебимости демократических убеждений Ельцина. Госсекретарь призвал соотечественников поддержать законодательно помощь российским реформам. Имелся в виду известный проект закона о поддержке свободы, который обсуждается в американском конгрессе.

Значительно более короткой и деловой оказалась пресс-конференция, состоявшаяся тут же, на территории базы. Именно там Борис Ельцин произнес свою полную достоинства фразу — «Я еду не с протянутой рукой». А Джеймс Бейкер на вопрос о том, намерены ли США увязать решение вопроса о помощи России с подписанием нового документа по стратегическим наступательным вооружениям, которые являются двумя основными темами нынешнего саммита, твердо ответил: «Никоим образом».

После этого российский президент направился в отведенную ему резиденцию Блэйр-хаус на Пенсильвания — авеню, главной улице Америки, где расположен и Белый дом.

Начало визита Ельцина в США было отмечено также повышенной активностью политического истеблишмента Америки. Прежде всего администрация Буша решила, видимо, предпринять все возможные усилия, чтобы использовать визит в целях осуществления задуманной программы помощи российским реформам. Так, первый заместитель госсекретаря США Л. Иглбергер выступил в понедельник на одном из самых престижных экономических форумов США — заседании Бреттон — Вуддского комитета, объединяющего около 400 ведущих представителей деловых и финансовых кругов США. Иглбергер призвал экономическую элиту Америки способствовать оказанию помощи России и заявил, что лично смог убедиться в приверженности нынешнего руководства политике реформ.

Желание встретиться с Ельциным изъявил один из кандидатов на пост президента США, представитель демократов и соперник Буша Билл Клинтон. Встреча эта должна состояться в четверг. «Мы встретимся и сделаем заявление после встречи», — Заявил Клинтон. Он не стал отвечать на вопрос журналистов, о том, по чьей инициативе проводится эта встреча. Сам президент Буш в интервью телекомпании Си-эн-эн отметил, что подобная встреча не доставляет ему никаких неудобств.

«Это в порядке вещей», — сказал Буш. Особое внимание ряда наблюдателей привлекают сделанные Бушем накануне визита Ельцина, сообщения о том что в ходе бесед с президентом России американский лидер намерен обсуждать не только вопросы разоружения и экономической помощи Российским реформам. Он также хочет поднять проблему отношений России с ее соседями — Украиной, странами Балтии, закавказскими государствами, а также проблемы европейской безопасности, в частности страдания людей в Боснии

Эльмар ГУСЕЙНОВ, «Известия»

Практически первое, что сделал президент Борис Ельцин, прибыв в Соединенные Штаты, — это снял телефонную трубку в своей резиденции и позвонил Александру Солженицыну. Их разговор продолжался полчаса.

Солженицын и Ельцин говорили, хотя и в общих чертах, — о наиболее болезненных проблемах страны. Писатель, по словам пресс-секретаря, заявил, что всем сердцем поддерживает реформы в России и в особенности земельную реформу и введение частной собственности, поскольку «именно крестьянин вынес наибольшие тяготы». «Все двери России открыты для вас», чтобы работу на благо Родины вы могли продолжать не на чужбине, хотя и гостеприимной, а на родной земле», — сказал президент писателю.

Во время всего разговора в высказываниях Ельцина, как заметил его помощник, чувствовались «нотки извинения и покаяния» за то моральное зло, что было причинено Солженицыну советскими властями.

Информации о том, что говорил писатель, немного, но сказано было, в частности, что Солженицын выразил обеспокоенность судьбой русских в других государствах бывшего Союза. Президент согласился с этой обеспокоенностью.

Первый день пребывания Ельцина в Америке был отмечен еще одной новостью. Из осведомленных российских источников в Вашингтоне нам стало известно, что президент заготовил редкостный сюрприз для американских бизнесменов: в среду утром он выложит перед ними карту России, покажет три крупных нефтяных месторождения, о которых, как отметили источники, еще никогда и нигде не сообщалось, и предложит бизнесменам посоперничать друг с другом за право освоения этих месторождений. Самое основательное из них, где-то на Оби, содержит нефти общим запасом в один миллиард семьсот миллионов тонн. Тут есть где размахнуться капиталу самому крупному.

Предложение американскому нефтебизнесу, которое объявит Ельцин, сможет, на наш взгляд, несколько приглушить звучащие в адрес российского президента и в Америке, и в России обвинения в том, что он отправился за океан с протянутой рукой.

На авиабазе Эндрюс, под Вашингтоном, у президента, только сошедшего с трапа самолета «Россия» и обменявшегося протокольными спичами с госсекретарем Бейкером, один из нас поинтересовался реакцией на такие обвинения. «Я еду не с протянутой рукой, — ответил Ельцин. — Как раз наоборот: я еду протянуть руку президенту, конгрессу, американскому народу — для того, чтобы воплотить в кровь и плоть наше российско-американское партнерство… Россия — гордая и великая страна».

О том, насколько прав Ельцин в своем тезисе о равноправном партнерстве России и Америки, будет, полагаем, более или менее ясно к концу визита, когда оба президента и их делегации пройдутся по десятку пунктов повестки дня, среди которых немало проблем и вопросов региональных и глобальных. Картина, конечно, станет яснее и в зависимости от характера договоренности по стратегическим ядерным вооружениям, договоренности, в которой, по словам госсекретаря Джеймса Бейкера, остались нерешенными «четыре-пять проблем, из них две — чрезвычайно сложные».

Пресс-секретарь Ельцина, говоря о перспективах достижения договоренности на нынешнем «саммите», сообщил — не без нарочитой таинственности, — что «не исключено, в заднем кармане Ельцина могут быть важные и сенсационные предложения» по стратегическим вооружениям.

Если это так, они, судя по всему, будут выложены на стол переговоров на первой же встрече Ельцина и Буша в Белом доме во вторник.

Кстати: в преддверии этой встречи Джордж Буш сказал то, что Ельцин наверняка хотел услышать, памятуя, насколько теплыми остаются личные отношения между американским президентом и бывшим президентом бывшего Советского Союза.

— Вам нравится Ельцин? — спросил Буша репортер телекомпании Си-эн-эн.

— Да, он мне нравится… Это мужественный человек, который сталкивается дома с проблемами колоссальной сложности. Сюда он приезжает как друг, а не как противник… У нас с ним комфортные личные отношения, и это важно. Но важно и то, что, как я думаю, мы совместимы с ним в целях. Есть некоторые различия, но встреча в верхах пройдет все же хорошо.

Как представляется, успех встречи Белый дом определять будет, в частности, тем, насколько удастся продвинуть на Капитолийском холме законопроект о поддержке свободы. В администрации и не думают скрывать, что, с ее точки зрения, колоссально многое зависит от самого Ельцина, от того, какое впечатление произведет он на конгрессменов, когда во вторник будет выступать на совместном заседании обеих палат. По словам госсекретаря Бейкера, «мы надеемся, что, выслушав президента Ельцина, обе палаты быстро примут билль»

Василий КОНОНЕНКО. Александр ШАЛЬНЕВ,

«Известия» 16 июня 1992 года