June 14

Америка встречает первого президента России

Вашингтон окажет Б. Ельцину высшие почести, но сенсаций не ожидается

Как всегда, все у нас делается в последнюю минуту. В воскресенье, всего за сутки с небольшим до начала визита Бориса Ельцина в Соединенные Штаты, на российское посольство в Вашингтоне обрушился град телеграмм из Москвы с требованиями срочно уточнить, выяснить, согласовать то, что можно было бы без труда уточнить, выяснить, согласовать еще несколько дней назад н что сделать почти совершенно невозможно в выходной день, поскольку на уик-энды американская столица вымирает.

Для визита президента России исключения сделано не было: в госучреждениях никого не сыскать.

Уверен процентов на девяносто, что два-три года назад под визит высшего лидера из Советского Союза — вне зависимости от того, кто бы им был: Горбачев, Ельцин или еще кто, — официальный Вашингтон и в воскресенье стоял бы на ушах, хотя бы даже для того, чтобы разобраться с тысячами и тысячами репортеров, которые съехались бы в столицу на освещение встречи в верхах.

Сейчас, наверное, и полутысячи приезжих журналистов не наберется. Впервые за все те встречи в верхах, что мне доводилось освещать, не создано никакого пресс-центра саммита, не проведено — по состоянию на конец дня в воскресенье ни единого брифинга, хотя раньше их бывало по полудюжине в сутки: и в государственном департаменте, и в Белом доме, и в Пентагоне.

Кажется, впервые за все саммиты последних лет президент Соединенных Штатов не стал встречаться с представителями нашей прессы, хотя заявки на интервью с ним были, в том числе и от «Известий». Как разъясняли мне в Белом доме, Джордж Буш считает, что будет вполне достаточно той пресс-конференции, которую совместно с Борисом Ельциным он проведет в среду. Но итоговые пресс-конференции проводились и раньше, что не мешало, однако, американским президентам и, в частности, самому же Бушу давать предваряющие интервью нашим репортерам.

Итак, президент американский интервью не дал, но сохранилась «саммитовская» атрибутика иного рода: российскому президенту, как «Известия» уже писали, будет устроена встреча по самому высшему разряду, ему даже удастся сделать то, что не удавалось любимцу Америки Михаилу Горбачеву, — выступить на совместном заседании обеих палат конгресса.

Но даже с этим выступлением, даже со всеми салютами, оркестрами, торжественными ужинами визит Ельцина будет обычным государственным визитом, каких в Вашингтоне случается десятки в год. Ужин, конгресс, салюты и прочее — это все то, что полагается по протоколу главам иностранных государств и правительств, приезжающим в Вашингтон с государственными визитами, не всем подряд, понятно, но многим.

Визит российского президента встанет в ряд этих многих. Как я понял из бесед с теми дипломатами, которые готовили визит, мы сами этого хотели, мы хотели, чтобы было так, как у других. Мне, правда, кажется, что если бы мы хотели большего, мы бы большего все равно от американцев не получили. Россия не Советский Союз, и тех проблем, которые раньше, как заметила газета «Нью-Йорк таймс», были проблемами жизни и смерти, теперь у нас нет. Если б лет пять назад, на вашингтонском саммите Горбачева и Рейгана, сорвалось бы подписание договора по ядерным ракетам средней дальности, мир, безусловно, впал бы в уныние и страх. Если пойдет что-то не так на этот раз и Буш с Ельциным не смогут, вопреки ожиданиям, парафировать договоренности по стратегическим вооружениям, мир, скорее всего, не придаст этому чрезмерного значения и тем более — не впадет в ужас.

США и Россия перестали быть врагами. И страхи, с которыми планета жила почти полвека, отошли далеко на задний план, если не пропали полностью. Но, перестав быть врагами, напоминает внешнеполитический эксперт Томас Фридман, Россия и США не стали союзниками. Когда российский министр инодел Андрей Козырев, стоя у Белого дома, заявил на той неделе, что «России не нужны эти вооружения, мы не собираемся их использовать против Соединенных Штатов (ядерные стратегические ракеты, о которых он вел переговоры с госсекретарем Джеймсом Бейкером. — А. Ш.)», Бейкер, находившийся тут же, не добавил, однако: «А нам наши ракеты не нужны…»

Вообще-то говоря, ракетная тема вряд ли будет центральной в повестке дня переговоров, хотя ей, безусловно, будет уделено немало внимания. Акцент же будет сделан на вопросах политических и социально-экономических. Насколько я понимаю, американцы прямо заявили нашей стороне во время подготовки визита, что хотели бы получить от Ельцина и его делегации — но в основном от Ельцина — самую подробную, пространную и точную информацию о том, что в нашей стране творится. От содержания этой информации будет, конечно, зависеть колоссально многое и в том, как станут решать в Вашингтоне другую основную тему встречи в верхах, тему, газетой «Нью-Йорк таймс» сформулированную очень прямолинейно: «Для многих американцев господин Ельцин представляется еще одним иностранным лидером, выпрашивающим у Вашингтона деньги, которые должны быть направлены самой Америке, ее городам, например».

Я не склонен поэтому разделять точку зрения тех комментаторов, которые считают, будто саммит может сослужить хорошую службу Бушу — кандидату в президенты, поскольку Буш сможет продемонстрировать самую сильную свою сторону — свои качества крупного специалиста по проблемам внешней политики. События последних месяцев показали, что здесь у Буша немало белых пятен и проколов: его зимний визит в Японию был катастрофическим и не только потому, что ему принародно стало плохо; фактическим фиаско оказались только что завершившиеся поездки в Панаму, где Буш был встречен антиамериканскими демонстрациями и слезоточивым газом, и на глобальную конференцию в Рио-де-Жанейро, где он был почти в полной изоляции по ключевым экологическим вопросам.

Но даже если бы и там, и там, и там Буш был «на коне», американских избирателей это мало бы заботило, как мало их будет заботить и то, смогут ли Буш и Ельцин подписать соглашение по ядерным ракетам. Но вот сколько денег Буш пообещает России и на каких условиях, это американцев будет волновать непременно.

И дабы не было у нас заблуждений на этот счет, отмечу: в минувшую пятницу один из подкомитетов палаты представителей конгресса США проголосовал за то, чтобы более чем на миллиард долларов урезать программы помощи иностранным государствам. В этом миллиарде — тридцать три миллиона долларов наши, российские, они предназначались нам. Сделано это было в знак протеста против того, что администрация Буша неадекватно реагирует на «домашние» проблемы Америки.

«Известия» 15 июня 1992 года