June 9

Программа приватизации может сорвать… приватизацию

Российский парламент принял поправки к закону о приватизации. На очереди — Государственная программа приватизации.

Однако руководители комитета и их сторонники в парламенте не склонны праздновать победу, а с большой тревогой смотрят в четверг, на который намечено обсуждение программы приватизации на 1992 год. Правительство опасается, что контрнаступление «Российского единства» и близких этой фракции состоится именно на этом этапе. В течение последней недели в программу внесено более 100 поправок, которые позволили бы на практике реализовать концепцию оппонентов правительства, не нашедшую отражения в законе. Об уровне беспокойства говорит тот факт, что первые лица Госкомимущества на протяжении нескольких последних дней уже второй раз приглашают журналистов на пресс-конференцию по этому поводу.

Суть расхождений, о чем не раз уже сообщалось, в следующем. Оппоненты правительства практически лишают доступ к акциям предприятий тех, кто на этих предприятиях не работает. Такой подход сокращает долю в национальном богатстве половины общества, не занятого в сфере материального производства, примерно в 10 раз. Более того, и внутри закрытых акционерных обществ распределение капитала будет отнюдь не равным. Авторы же поправок к программе предлагают свободный переход акций из рук в руки (без участия покупателей со стороны) по взаимной договоренности и по любой цене.

Участие в пресс-конференции одного из новых вице-премьеров несколько расширило тему разговора. Отвечая на вопросы о своих новых коллегах в высшем руководстве правительства, Анатолий Чубайс призвал не рассматривать людей с позиции их анкетных данных, а суждения о том, что появление практиков в правительстве означает смену курса, назвал легковесными.

Следует заметить, что Чубайс в ряде своих публичных выступлений довольно активно оправдывает последние назначения президента, и для этого у него есть основания. С одним из новых вице-премьеров — Георгием Хижой — он работал вместе в Санкт-Петербурге и, как говорят, достаточно высоко отзывается о его деловых качествах и позиции. Скорее всего, он и порекомендовал Гайдару человека, с которым можно сработаться, а уже тот, как утверждают осведомленные люди, сам предложил кандидатуру Хижы президенту. Что касается Владимира Шумейко, то о нем как возможном партнере Гайдар говорил еще в апреле.

Как бы то ни было, но столь мощное «укрепление» правительства директорами не может не вызвать соответствующую реакцию тех, кто собирается поставить на реформаторов. Вряд ли МВФ или Мировой банк станут рисковать пусть уже и обещанными миллиардами до тех пор, пока не убедятся, что у Гайдара и у его людей в правительстве сохраняется «контрольный пакет». Если Борис Ельцин хочет получить конкретный результат от встречи в Мюнхене, то, наверное, предпримет какие-то шаги, ясно обозначающие особую компетенцию одного из первых вице-премьеров. Собственно, намек на это он уже сделал, подписав официальное распоряжение о назначении своим официальным представителем при рассмотрении закона о правительстве в парламенте Егора Гайдара.
Но этого совершенно недостаточно, чтобы кого-то в чем-то убедить.

«Известия» 10 июня 1992 года