June 6

Второе пришествие Горбачева?

Вернувшись из турне по Америке, экс-президент СССР Михаил Горбачев на минувшей неделе дал интервью «Комсомольской правде», в котором, быть может, впервые за время своей отставки в достаточно резкой форме заявил о несогласии с политикой российского правительства. И хотя экс-президентом не было произнесено слов ни о его переходе в оппозицию власти, ни о его намерениях вернуть утраченное влияние на ход событий, все это тем не менее в интервью присутствует, причем типично в горбачевском стиле: прозрачные намеки укутаны туманом политической риторики.

Не стоит, однако, с невинностью десятиклассницы удивляться этому демаршу Михаила Горбачева: для внимательного наблюдателя эволюция экс-президента от безоговорочной поддержки курса российского правительства до пока еще робкой оппозиции ему не открытие.

«Страна нуждается во мне. Я это чувствую, — сказал Горбачев в интервью „Берлинер цайтунг“. — Многие, в том числе и среди интеллигенции, меняют сейчас мнение обо мне. Сейчас они понимают меня лучше». Это открытие, сделанное отставным политиком еще в середине марта, в апреле было дополнено им неслучайным воспоминанием о политической судьбе Шарля де Голля, вернувшегося в президентское кресло после краткой отставки. «Я не сторонний наблюдатель», — все чаще заявляет Горбачев, намекая при этом на возможные трагические последствия своего возвращения к активной политике: «Если захотят, чтобы я эмигрировал, сделаю все, чтобы не выезжать». И, наконец, из выступления в выступление Горбачев неустанно подчеркивает, что сбываются все его самые мрачные предупреждения и про[]. «К сожалению, я оказался очень хорошим пророком», — говорит Горбачев, уже, видимо, увлеченный мыслью о своем втором пришествии. Все-таки плох тот пророк, который не мечтает стать Спасителем.

Реально ли все же возвращение Горбачева в Кремль и совпадут ли его субъективные желания с объективным ходом истории? Если допустить, что все дальнейшие события в России будут развиваться в рамках нормального конституционного процесса, то у Горбачева есть шанс вернуться к власти только в 1996 году, то есть тогда, когда истекут президентские полномочия Ельцина. Боюсь, однако, что нормальный конституционный процесс — это сказка не про нас. И Горбачев это тоже предчувствует. «Народ на грани срыва», — сказал он журналистам «Комсомолки». И вот прежде всего на этот случай ни политический опыт экс-президента, ни его прежде всего международный авторитет сбрасывать со счетов нельзя.

Уже сейчас можно констатировать наличие как минимум трех тенденций, которые, получив благоприятное развитие, могут сыграть «на Горбачева». Во-первых, формируется некоммунистическая технократическая оппозиция правительству: созданный на днях союз «Обновление» (партия прагматиков, как уже нарекли ее журналисты) может стать организационной базой такой оппозиции, а доклад группы Явлинского, критикующий действия российского правительства, — своего рода предисловием к ее идейной программе. Рано или поздно эта оппозиция может востребовать Горбачева с политической обочины, для того чтобы свободно конвертировать его международный авторитет в программу международной поддержки.

Вторая тенденция — рост социалистической ностальгии у населения, оглушенного диким капитализмом российского рынка. Этой тенденцией нельзя пренебрегать при анализе политических перспектив Горбачева, учитывая тот факт, что в Польше, например, уже сегодня рейтинг популярности Леха Валенсы всего на несколько пунктов отличается от рейтинга коммунистического генерала Войцеха Ярузельского, а в Литве экс-коммунист Бразаускас успешно конкурирует с радикал-демократом Ландсбергисом. Приход к власти членов политбюро ЦК КПСС Шеварднадзе и Алиева — строка в эту же песню. Так что социалистические симпатии, которые сегодня Горбачеву ставятся в вину, со временем могут стать его козырной картой и обеспечат ему необходимый массив поддержки.

И, наконец, третья тенденция — нарастающий конституционный кризис в России. Противостояние законодательной и исполнительной власти подходит к той опасной черте, за которой наступает хаос. Роспуск Съезда народных депутатов РФ, к которому все больше склоняется Ельцин, равно как и парламентское попечительство над правительством, за которое ратует Хасбулатов, создают объективные условия для Длинной Рокировки. И политические фигуры, стоящие сегодня на флангах, могут при этом оказаться в самом центре игры.

Так или иначе, но у Горбачева есть шанс «дважды вступить в одну реку». Сегодня этот шанс кажется ничтожно малым, но кто бы в 1987 году дал хотя бы один шанс из тысячи на второе пришествие Ельцина? История — стол, на котором Бог играет с человечеством в кости, и, чтобы угадать ход этой игры, следуй заповеди: никогда не говори «никогда».

«Московские новости» 7 июня 1992 года