June 1

Угонщики рейсового Ту-154 запросились в Сибирь

В Генеральную прокуратуру России представлена копия ноты МИД, адресованная послу Пакистана в Москве. В ней прямо ставится вопрос о выдаче для отбывания наказания на родине недавно осужденных 10 террористов, угнавших в августе 1990 года в Пакистан советский рейсовый самолет Ty-154.

Просьба мотивируется тем, что на территории России эти люди до похищения воздушного судна уже совершили ряд преступлений, за которые по закону должны отвечать. Кроме того, от самих осужденных поступили заявления с просьбой вернуть их для отбывания наказания в Россию. Нота МИД России незамедлительно передана правительству в Исламабаде.

Только сейчас, когда приговоры вынесены — пожизненное заключение, работники Генпрокуратуры согласились рассказать читателям «Известий» некоторые подробности, которые до сих пор не афишировались.

В последнее время угонщики содержатся в двух камерах по пять человек. Оказывается, накануне суда у них между собой произошел конфликт. Вначале все они мечтали остаться в Пакистане. Однако вскоре, видимо, хлебнув «восточного» лиха и узнав, что в Пакистане наказывают гораздо строже, чем в России, пятеро угонщиков написали прошения об отбывании наказания на родине.

— Вторую пятерку мы условно назвали «невозвращенцами», — говорит помощник Генпрокурора России А. Севостьянов. — Теперь, после вынесения пакистанским судом приговора, можно назвать имя их главаря — это С. Молошников. В карачинской тюрьме он и его дружки разыгрывали из себя антикоммунистов, заявляли, что они — жертвы советского режима. Какое-то время местные власти верили их басням. Рассказывают, что Молошников получил даже право в сопровождении конвоира иногда прогуливаться за воротами тюрьмы. А всей его пятерке власти наняли преподавателей английского языка и урду.

С. Молошников неоднократно привлекался к уголовной ответственности за хулиганство, грабеж, воровство. Его товарищ В. Бобков ранее судим за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, а накануне угона снова был арестован за убийство. Третий «невозвращенец» В. Евдокимов также отсидел положенные сроки за разбой, кражи, драки.

В группе «профессионалов» — несовершеннолетний К. Шатохин и 22-летний А. Сомов. Первому в день угона самолета едва исполнилось 16. Ранее не судим, в следственный изолятор попал за мелкое воровство — «чистил» автомобили. А Сомов сидел за кражу 48 бутылок водки в ожидании исполнения приговора. Его приговорили к двум годам «химии». Сейчас он давно был бы на свободе. По мнению следователя, в этой преступной группе ребята могли оказаться случайно и произошло это, скорее всего, под влиянием Евдокимова или Молошникова.

Сейчас, когда все десятеро получили одинаковые приговоры — пожизненное заключение, — ждать пощады по политическим мотивам, ясное дело, не приходится. «Невозвращенцы» передумали и запросились в Сибирь.

А что из себя представляют остальные пятеро? На этот вопрос А. Севостьянов ответил так:

— Группа «возвращенцев» — это С. Шубенков, Н. Хайченко, М. Левченко (несовершеннолетний), В. Петров. Все они ранее были судимы и накануне угона воздушного судна привлечены за преступления различной тяжести. Пятый из этой преступной группы — А. Исаков — привлекался к уголовной ответственности за вымогательство.

— Нигде не сообщалось: как будущие угонщики оказались в одной компании?

— В день угона эти люди содержались в изоляторе временного содержания нерюнгринского ГОВД. Все они проходили по разным делам. Кто-то только что был арестован, кто-то ждал рассмотрения своего дела в суде, других ждала психиатрическая экспертиза. И вот, по необходимости, компанию из 15 человек отправили обычным рейсовым самолетом в Якутск под конвоем трех милиционеров. Следствием установлено, что ранее к ним в камеру был передан обрез двухствольного ружья. Выяснилось также, что среди уголовников имел место предварительный сговор. Террористы уже в воздухе, угрожая расправой, вынудили экипаж самолета вернуться и совершить посадку в Нерюнгри, чтобы забрать на борт двух оставшихся в милиции инициаторов террористического акта — Молошникова и Петрова. Между прочим, в тот роковой день, 20 августа 1990 года, 6 человек из 15 отказались участвовать в преступной авантюре…

— Представим, что пакистанские власти все же выдали нам угонщиков, что тогда?

— Дома их ждут российский суд и новый приговор. Но когда это произойдет — неизвестно. Остается ждать решения пакистанских властей.

«Известия» 2 июня 1992 года