May 31

Москва принимает Ф. де Клерка на высшем уровне

Прибывший утром в понедельник в Москву с государственным визитом президент Южно-Африканской Республики Фредерик де Клерк сразу же направился из аэропорта в Кремль, где состоялась его встреча с президентом России Борисом Ельциным

Практически весь день 1 июня посвящен переговорам и беседам делегаций обеих стран. Визит завершится во вторник в Санкт-Петербурге, откуда Ф. де Клерк продолжит свой маршрут — сначала в Токио, а затем в Сингапур. Хотя Япония наряду с Германией является ведущим торговым партнером ЮАР и Претория весьма заинтересована в новых японских инвестициях, а экономическое сотрудничество ЮАР с Россией все еще остается на нулевой отметке, многие обозреватели справедливо считают с точки зрения политической значимости московскую часть зарубежной поездки южноафриканского президента наиболее важной.

Еще в ноябре прошлого года министр иностранных дел Рулоф Бота чуть ли не как частное лицо буквально прорывался в тогдашнюю столицу СССР сквозь препоны, которые чинили блюстители прежней идеологической линии из союзного МИД и других структур. Таково же было их отношение и самому Ф: де Клерку, собиравшемуся посетить Москву в середине декабря. И лишь когда стало ясно, что эра президентства М. Горбачева подходит к концу, в Преторию пришло сообщение из Москвы, что там готовы принять президента ЮАР и даже установить дипломатические отношения. Но уже южноафриканская сторона посчитала приезд несвоевременным.

Теперь, спустя полгода после этих событий, Москва принимает Ф. де Клерка со все'’ и полагающимися протокольными почестями. Это не только первый в истории наших народов визит на высшем уровне, но и первая поездка главы государства африканского континента в посткоммунистическую Россию. По словам министра иностранных дел Р. Боты, «наши народы открывают сердца и протягивают руки ДРУГ другу».

После десятилетий идеологической вражды и отчуждения предстоит заложить основы для сотрудничества в самых различных областях, прежде всего торгово-экономической. Не будем при этом впадать в эйфорию, о чем не раз за последнее время напоминала южноафриканская сторона. Экономическая стагнация в ЮАР, отягощенная небывалой засухой, что потребовало выделения для сельского хозяйства сотен тысяч рандов, а с другой стороны — кризис российского хозяйственного организма делают развитие взаимовыгодного бизнеса делом, требующим терпения. Не следует также забывать, что внутренняя ситуация в Южной Африке отягощена вспышками расового насилия, нетерпимостью радикалов слева и справа, что весьма осложняет центристскую позицию Ф. де Клерка.

Политическая поддержка, на которую он рассчитывает в результате своих московских переговоров, безусловно, поможет ему в проведении реформ. В свою очередь, сближение с супердержавой Африки, обладающей огромным потенциалом, может способствовать более широкому присутствию России на африканском континенте. С этой точки зрения трудно согласиться с заявлением представителя АНК, будто визит Ф. де Клерка «имеет чисто символическое значение» и вообще «России нечего предложить Южной Африке».

Достаточно назвать такие сферы, как технологии горнодобычи, практическая космонавтика, самолетостроение. Не говоря уже о том, что лидирующая роль России и ЮАР в добыче золота, платины, алмазов сулит многообещающие перспективы с точки зрения координации их действий на мировых рынках, в
частности, выработки политики цен и объема сбыта.

Кроме АНК и ее союзника — компартии, южноафриканское общественное мнение в целом приветствует визит Ф. де Клерка. Что касается отношения к этому событию в нашем собственном доме, то в унисон с южноафриканскими коммунистами — членами АНК выступили их советские коллеги из необольшевистских группировок вроде Российской коммунистической рабочей партии. Они потребовали отмены визита, так как это, дескать, нарушает «национальные интересы России».

Скандала не получилось, все идет по программе. Как с удовлетворением пишет одна из южноафриканских газет, «Фредерик де Клерк проведет ночь в кремлевских покоях».

«Известия» 1 июня 1992 года