May 28

Война из-за Крыма не нужна ни России, ни Украине

Даже само обсуждение ТАКОГО развития отношений между двумя крупнейшими государствами СНГ, между двумя народами, братскими по крови и вере, вызывает громадную тревогу. Война России с Украиной может окончиться только взаимным поражением, катастрофическим для обоих народов.

Имел ли вообще право российский парламент обсуждать крымский вопрос? Вероятно, имел, коли такой вопрос существует, будоражит умы и чувства определенной, не столь уж малочисленной части общества. Вызывает ли возражения идея восстановления исторической справедливости? В абстрактном ее виде — нет, разумеется. Но когда речь идет о давно и прочно устоявшихся администратнвно-территориальных границах (межгосударственными они стали только теперь), любая попытка их перекроить способна привести к братоубийству. Так можно объявить неконституционными и поставить под сомнение едва ли не все границы между бывшими советскими республиками, установленные во многих случаях лишь росчерком сталинского карандаша. Такое «восстановление исторической справедливости», какими бы высокими патриотическими чувствами оно ни диктовалось, означает нарушение хельсинкских договоренностей о недопустимости пересмотра границ и ведет к вооруженным конфликтам. Тревогу тут усиливает и отказ Украины подписать Ташкентский договор о коллективной безопасности.

Поспешным и непродуманным денонсированием акта 1954 года российский парламент поколебал наметившееся сближение Киева и Симферополя. Республиканское движение Крыма уже потребовало от крымского парламента отменить решение о приостановке общекрымского референдума. Спровоцировав новое обострение в Крыму, российский парламент, где раздаются речи об оскорбленном национальном чувстве, только усилил антирусские настроения на Украине, укрепил там подозрения в имперских притязаниях соседа. Если это на пользу России, то что же во вред?

Крым хочет сам определить свою судьбу. Но даже свободный от обязательств перед Украиной, он вряд ли присоединится к России, опасно для ее целостности удлинив ряд автономий (Чечня, Татарстан), уже заявивших о своей государственной независимости.

В отличие от российского парламента Борис Ельцин, судя по его интервью «Комсомольской правде», занимает реалистичную и ответственную позицию: «У нас с Украиной тысячелетняя история, и что же — будем воевать сейчас? Это преступление нам никто не простит. Мое мнение: невозможно принимать решения по тому же Крыму наверху — давайте идти за логикой жизни, а, но давить на эту жизнь».

Что ж, если довериться логике жизни, а не логике давления на нее, то следует объявить мораторий, отложив обсуждение крымской проблемы до более спокойных времен.

«Известия» 29 мая 1992 года