May 25

Конституционный суд начинает рассмотрение указов Ельцина о запрете компартии

Сегодня, 26 мая, в Конституционном суде начинается слушание дела об антиконституционности указов президента РФ Бориса Ельцина от 23 августа 1991 г.— «Об имуществе КПСС и коммунистической партии РСФСР» и от 6 ноября 1991 г.— «О деятельности КПСС и КП РСФСР». Первым из актов деятельность партийных органов приостанавливается, вторым — запрещается, а имущество национализируется.

Вначале ходатайство в Конституционный суд было направлено 1 ноября — соответственно, об августовском указе. В современном же виде предмет разбирательства был сформулирован в конце января 1992 года. Под иском стоят подписи I 37 народных депутатов. В большинстве своем это представители блока левых фракций. Но поставил автограф и председатель Совета фракций Владимир Новиков, приписав, правда, что его подпись не означает приверженности идеям компартии.

Интересы ходатайствующей стороны представляют три группы лиц.

Это прежде всего группа представителей, уполномоченных 37 «подписантами» активно выражать и защищать их позицию. В группу входят 8 депутатов и 4 юриста в докторской степени. В числе первых — космонавт Виталий Севастьянов, председатель фракции аграриев Михаил Лапшин и другие.

Затем — группа экспертов, возглавляет которую Иван Осадчий. В нее входят 12 человек: юристы, философы и политологи.

Но главный козырь истцов — свидетели. Числом 60 они представляют около половины регионов России. Тактика, которая будет использоваться коммунистами для доказательства своей правоты, заключается в следующем. Свидетели (в большинстве своем депутаты местных Советов) представляют письменные показания о том, что, мол, в моем регионе партийные органы в подготовке путча не участвовали, а после августовских событий их структуры в принципе прекратили свою деятельность. Эти документы заверены у местных прокуроров, глав администрации или председателей местных Советов. В основном к ним прилагаются справки, выписки из закрытых судебных дел: по поводу опубликования материалов ГКЧП в местной газете, сожжения шифротелеграммы Секретариата ЦК КПСС секретарем района и т. д. Кроме нескольких случаев, когда в порядке прокурорского надзора дела были переданы Генеральному прокурору России (одно касается первого секретаря Московского горкома Юрия Прокофьева) все они прекращены за отсутствием состава преступления.

Среди свидетелей совсем немного партийных функционеров: 2—3 местных секретаря, остальные специалисты — от директора музея до академика-онколога. Зато к категории специалистов относятся бывшие активисты РКП Геннадий Зюганов, Валентин Купцов, Людмила Вартазарова, Юрий Белов.

Кроме того, почти все 60 человек (вкупе с официальными лицами) должны будут засвидетельствовать отсутствие фактов саботажа указа президента России от 20 июля 1991 года о департизации.

Концепция ходатайства, поданного коммунистами, вкратце такова: президент в своих указах превышает полномочия. Среди них «нет таких, которые бы давали ему право запрещать деятельность политических партий, других общественных объединений и национализировать их собственность». «Президент вторгается в сферу как законодательной, так и судебной власти». «Содержание его указов противоречит установленному в РФ разделению властей и закрепленному Конституцией рф разграничению компетенции между высшими органами государственной власти и управления». Об августовском указе: «Этот акт президента является противозаконным, поскольку приостановление деятельности общественного объединения по российским законам возможно только в условиях чрезвычайного положения, а его не было в момент издания данного указа (ом. Закон РСФСР от 17 мая 1991 года „О чрезвычайном положении“, п. „в“ статьи 23)». 6 же ноября «президент фактически присвоил полномочия судебной власти, что противоречит положениям ст. 163 Конституции РФ» (т. к. его предыдущий указ приостанавливает деятельность органов Компартии России «до окончательного разрешения в судебном порядке вопроса о неконституционности» ее действий).

В содержательном же плане обвиняющая сторона намерена сосредоточиться на абзаце о «структурах, которые после августа не прекратили свою противоправную деятельность», и об очевидности угрозы нового переворота, «пока будут существовать структуры КПСС». И свидетельские показания, и экспертные оценки истцов призваны опровергнуть эти президентские тезисы.

Кстати, столь обширное представительство «истцов» вызвало претензии у Конституционного суда (с 60 свидетелями — 125-130 человек), куда мы их всех посадим? Проблема была решена так: часть будет находиться в зале, а остальные по соседству — у мониторов.

Зато ответчики до самого последнего времени не представляли суду списка свидетелей. Вероятно, их будет много меньше. Защита обвиняемой стороны намерена сосредоточиться на первых абзацах президентского указа от 6 ноября. В частности, о том, что КПСС была «механизмом формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или (их) прямым подчинением, об «историческом тупике», «развале», разжигании среди народов страны религиозной, социальной и национальной розни, «посягательстве на основополагающие права и свободы человека и гражданина».

Так как все эти формирования, с точки зрения истца, скорее публицистичны, нежели юридичны, то они позволяют как развернутую апологию, так и тотальное отрицание. Видимо, на суде будет звучать и то, и другое.

Сейчас трудно предсказать, как рассудит Конституционный суд, но, как заявил корреспонденту «НГ» Иван Осадчий: «Истцы с доверием относятся и в целом к суду, и к его председателю». Еще во время выборов суда они знакомились с кандидатурой его председателя и нашли Зорькина человеком высокой юридической культуры, компетентности и принципиальности. «Мы рассматриваем Конституционный суд как одно из реальных завоеваний демократии. По крайней мере есть куда пожаловаться», — заявил Осадчий.

Как ни странно, складывается впечатление, что в наиболее трудную ситуацию коммунисты попадут, если Конституционный суд восстановит их партию в гражданских правах.

Во-первых, реально речь может идти о восстановлении Компартии России. Иной вариант (КПСС) будет рассматриваться как вмешательство в дела суверенных государств. Во-вторых, КП России так и не успела зарегистрироваться до августа. И ей это придется пройти. В-третьих, внутренние трудности. Существуют, и большей частью конституированы, 6 компартий по всему розово-красному спектру. Вряд ли их вожди пойдут на то, чтобы таким трудом собранное принести в жертву единству. Хотя в феврале был создан консультативно-координационный совет коммунистических и социалистических объединений, в котором участвуют лидеры партий от Виктора Анпилова до Роя Медведева, возможность реального объединения их в одну партию крайне сомнительна.

«Независимая газета» 26 мая 1992 года