May 19

Всем нам предлагается привыкать к безналичным расчётам

В ответ на сакраментальное предложение «Сведем счеты!» теперь, вероятно, можно будет услышать: «Только по перечислению!». Как уже сообщалось, вышло в свет постановление правительства России о неотложных мерах в области налично-денежного обращения.

Вопрос о наличных — это главным образом вопрос неюридических лиц, то есть граждан, получающих зарплату и ведущих свой собственный бюджет. Еще не так давно специалисты утверждали, что единственный недефицитный товар у нас — это деньги. Инфляция, с одной стороны, и не рассчитанные на столь высокие ее темпы мощности Гознака — с другой, коренным образом изменили ситуацию. Кое-что перестало быть в дефиците, зато остро не хватает денег — во многих кассах просто нет наличности.

Пока будут решаться производственно-технические вопросы печатания денег (срочная закупка оборудования по импорту, изменение купюрного состава наличности, т. е. выпуск большего числа крупных купюр вместо мелких), правительство наметило ряд срочных спасательных мер. В их числе — два весьма существенных ограничения: выплата зарплаты с определенного уровня — только по перечислению и расчеты за покупки более 10 тысяч — только с помощью чеков.

Предполагается, что ограничения эти будут действовать только ближайшие два месяца, пока, как предполагается, не будет налажен надлежащим образом выпуск банкнот. Уже в июне, как сообщил начальник управления денежного обращения Центрального банка России (ЦБ) Александр Зинченко, количество выпущенных в обращение наличных будет утроено по сравнению с маем. Но в то же время твердых гарантий, что эмиссия поспеет за инфляцией, нет. Нет также гарантии того, что чеки будут приниматься как средство платежа. Во-первых, все хотят получать наличными. Во-вторых, к чекам пока доверия нет. Буквально на днях в Центральный Банк России пришла депутация шахтеров из Кемеровской области с жалобой на то, что чеки ЦБ, которые некоторое время назад были присланы к ним, не принимают в Москве.

Ну, а те, кто принимает чеки или будут заставлены их принять, наверняка задаются вопросом: а смогу ли я эти бумажки обналичить, и если да, то когда, и кстати, по какому курсу, ведь до сих пор перевод безналичных в наличные обходится недешево.

В соответствии с указом ограничения на размер выплат, после которых начинается принудительное депонирование, вводят местные власти. Они же должны позаботиться о том, чтобы принимаемые меры расширили, как говорится в официальном комментарии, возможности предприятий оплачивать социальные нужды своих работников по безналичному расчету. Эта «новая возможность» требует прояснения. Речь идет не о том, «что предприятия из своих средств будут платить за свет и воду в квартирах рабочих, а о том, чтобы использовать на эти цели недовыдаваемую наличными часть зарплаты.

Трудно отделаться от ощущения, что мы попадаем в полосу очередного тягучего дефицита — теперь уже с наличными — и дело может дойти до распределения талонов на получение денег.

Михаил БЕРГЕР, «Известия» 20 мая 1992 года