May 16

Судьба КПСС решится 26 мая?

Конституционный суд: тест на объективность

Через две недели станет ясно, будет ли отменен запрет на деятельность КПСС и компартии РСФСР, который был наложен 6 ноября 1991 года Президентом России. Сам президент не собирается изменять решение. Дело примет к рассмотрению Конституционный суд, куда еще в декабре поступило соответствующее ходатайство от группы российских депутатов. Среди тех, кто обратился в суд с требованием признать указы Ельцина о приостановке, а затем о запрете компартий неконституционными и, следовательно, не имеющими юридической силы, — Игорь Братищев, Александр Соколов, Виталий Севастьянов, Юрий Слободкин, Борис Курашвили.

Дело ожидается на редкость громким, и впервые слушания пройдут не в стенах суда: зал, доставшийся в наследство от Комитета народного контроля, не вместит всех приглашенных. Чуть ли не ежедневно проводятся совещания всех тринадцати судей, которые за закрытыми дверями, как становится известно, весьма бурно обсуждают поступившие документы.

«Окончательного решения, которое мы примем 26 мая, сейчас, безусловно, нет ни у кого из судей. Смысл суда — это поиск истины в холе слушаний», — говорит председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. По закону он не может публично высказываться по существу дела, принятого к рассмотрению, поэтому рассказывает лишь о подготовке к процессу. По словам председателя, все запрошенные документы по КПСС и КП РСФСР, а также заключения экспертов поступили в срок (что случается нечасто).

Судьями-докладчиками Зорькин назначил Виктора Лучина и Анатолия Кононова (из-за болезни последнего его заменял на предварительном этапе Эрнст Аметистов). Характерная деталь: Виктор Лучин известен как один из основных разработчиков проекта конституции, подготовленного в свое время компартией России. «Лучин — известный специалист по конституционному праву, и независимо от прежних позиций сегодня мы заняты общим делом», — говорит Зорькин. Тот факт, что он назначил двух докладчиков (традиционная практика — один доклад), председатель объясняет «особой сложностью дела». Вместе с тем роль судьи-докладчика, как показывают предыдущие процессы, вряд ли стоит преувеличивать. Гораздо важнее другое: реальная независимость третьей власти в преддверии и во время процесса от двух других, на сей раз — прежде всего от исполнительной, которая, судя по всему, проявляет сейчас значительную активность, чтобы защитить принятые указы. Пока суд вел себя действительно независимо: в деле о слиянии министерств внутренних дел и госбезопасности признал незаконным указ президента, в деле о ВААПе — постановление Президиума Верховного Совета России, инициированное Русланом Хасбулатовым. Известно, что при получении помещения судьи отказались въезжать на Старую площадь, в здание бывшего ЦК, испытывая сильные сомнения, можно ли вершить справедливость, невольно участвуя в экспроприации коммунистической собственности.

Независимость суда смущает многих. Вряд ли случайно, что в проекте конституции, предложенном Сергеем Шахраем, у Конституционного суда отнимается одно из основных прав — вынесение вердиктов о конституционности действий должностных лиц, или, проще говоря, импичмент. А проект Алексеева — Собчака пошел еще дальше, вообще уничтожив Конституционный суд. «Если бы его составляли непрофессионалы, я бы подумал, что они следуют моде и берут за основу англосаксонскую систему права, где существует только верховный суд, — говорит Валерий Зорькин, — Но профессор Алексеев в высшей степени профессионал, тем более странно его игнорирование нашей традиционной принадлежности романо-германскому праву. Дело даже не в юридическом вкусе: об этом можно было спорить до избрания суда. Но суд действует, и как можно не замечать этого?»

А кому, собственно, выгодна деятельность суда? Президенту? Сегодня Зорькин критически смотрит на его попытки вынести на референдум вопрос о конституции и, следовательно, о судьбе съезда: «Потребовалась народная поддержка? Но завтра ситуация изменится, и кто-то новый обратится к народу с призывом покончить с предыдущим. Миллион подписей не такая уж проблема. Это будет круговорот, из которого по-хорошему не выйти».

Республикам в составе России? Рассматривая «дело о Татарстане», суд признал невозможность выхода из Российской Федерации какой-либо ее части. А сегодня уже идут переговоры о независимости Чечни… «Суд будет защищать права республик — в рамках федерации и конституции, в которой право выхода отсутствует. Если де-факто начнется процесс отделения и развала России, суд не будет смотреть безучастно, а прибегнет к своей прерогативе — отстранению виновных должностных лиц».

Если выгоду понимать как корысть, то суд неудобен для всех и не может искать поддержку в структурах других властей. Впрочем, и не хочет. «Мы не намерены превращаться в услужливый придаток власти», — подчеркивает Зорькин. Но тут же добавляет, что «для сотрудников все приходится с боями выколачивать: например, у многих дети, как позаботиться об их летнем отдыхе?» Оказалось, существует постановление, возлагающее материальное обеспечение суда на… администрацию президента. «Да, в этом отношении я завишу от Юрия Петрова. Конечно, так не должно быть в правовом государстве, а то сразу появляются мелкие, сначала едва заметные, нити зависимости».

Насколько свободен будет Конституционный суд от любых «нитей зависимости», включая и соображения политической целесообразности, станет ясно при вынесении вердикта о судьбе компартий. Напомним: решение его окончательное, обжалованию не подлежит.

Владимир ОРЛОВ

Партийные деньги посчитаны...

Накануне слушаний Конституционного суда, где будет рассматриваться среди прочего судьба собственности КПСС и ее финансов, оглашаются цифры. 7 миллиардов рублей на счетах (из них почти 6 миллиардов — у центрального аппарата), два с половиной миллиарда недвижимости. Более 600 кооперативных, акционерных, малых предприятий и банков получали «товарищескую помощь» из партийных касс. «Автобанк», крупнейший реципиент, получил миллиард рублей, что многократно превосходило его уставной капитал. А в фирме «Галактик», созданной управлением делами ЦК (капитал 300 миллионов), костяк работников — отставники КГБ (действующий резерв).

Сложнее с заграничными вкладами. Нанятая для поиска советских денег за рубежом «Кролл ассошиэйшн», известная тем, что нашла заграничные авуары Чаушеску, коммунистических долларов пока не обнаружила. Вероятно, что крупных вложений за рубежом КПСС и не делала: имея на счету всего 12,5 миллиона инвалютных рублей, партия спокойно пользовалась госрезервами. Вместе с тем бросается в глаза, что прокуратура по сей день отказывается комментировать публикацию «МН» о поездке в июле 1991 года по Европе министра финансов Орлова, во время которой он открыл немало счетов в западных банках.

Остается открытым вопрос и о дальнейшей судьбе партийных денег. Президентский указ предписывает перевести их на счета центрального и местных внебюджетных фондов социальной защиты населения. После напоминания прокуратуры подчинился Госбанк, переведя 3 миллиарда. Министерство соцзащиты сейчас на конкурсной основе определяет, на какие государственные и неправительственные программы направить эти деньги. Коммерческие банки (1,4 миллиарда рублей) ответили, что не видят правовых оснований расстаться с деньгами. Коммерческие предприятия (еще 1,4 миллиарда) дожидаются выхода в свет положения об управлении, использовании, изъятии партийного имущества. Это дело Минфина, министерств экономики и юстиции. Но они молчат, несмотря на напоминания прокуратуры. Думается, в этой ситуации было бы резонно объявить фонд социальной защиты правопреемником партийной кассы, отдав ему права на дивиденды с вкладов КПСС.

Игорь СТАДНИК

«Московские новости» 17 мая 1992 года