May 7

В праздничную ночь зверски убит коммерсант крупной фирмы

Тихо и пусто было в столичных вытрезвителях

Ночь с 1 на 2 мая в столице была отмечена массовой гибелью бездомных собак. К утру улицы и проспекты города оказались буквально усеяны телами сбитых и раздавленных автомобилями несчастных животных. Только репортерская группа «НГ» встретила их на своем пути не менее двух десятков. Еще одной загадкой праздника Труда и Весны стало на редкость малое количество пьяных — к полуночи в московских вытрезвителях было необычайно тихо и пусто. В остальном праздничная ночь прошла довольно буднично, и обычного для выходных затишья в преступном мире не наступило.

По странному стечению обстоятельств основные события развернулись в Первомайском районе. Сначала в Измайловском пруду всплыл изуродованный временем труп старика. Его обнаружили у берега гуляющие с детьми мамы и бабушки. Судя по всему, человек сам провалился под лед два-три месяца назад. Около 8 вечера на Верхней Первомайской улице пролилась первая кровь. 26-летний прапорщик одной из воинских частей со своей подругой зашел посидеть в кафе-гриль, расположенное в крошечном полуподвальчике. Народу было немного — несколько местных ребят и ярко одетых девушек пили дорогой коньяк и слушали песни «Барби». Вскоре прапорщик что-то не поделил с заезжей компанией из трех молодых людей. Без особого шума спорщики вышли на улицу. Через несколько минут посетители услышали крики о помощи его подруги. По словам одного из очевидцев — маленького потрепанного мужичка неопределенного возраста, находящегося, по виду, в постоянном подпитии, один из парней ударил прапорщика ножом — в грудь и живот. Согнувшись, несчастный сделал несколько шагов и упал, стукнувшись головой о стену дома. Девушка бросилась к нему, стала звать на помощь, но ребята затащили ее в машину и укатили. Приехавшая «скорая» зафиксировала смерть — нож попал прапорщику в сердце. Через полчаса, когда на месте уже работала следственно-оперативная группа с Петровки, 38, в кафе по-прежнему пили и слушали музыку. Изредка заходившие туда броско одетые девицы, отпихивая сыщиков, просовывали головы в «скорую» посмотреть, «кого убили».

Уже в сумерках на углу улиц Вавилова и Красикова один из патрулей наткнулся на неподвижное тело мужчины. Одежда на нем была растрепана, на скуле — ссадина. Вскоре выяснилось, что мнимый труп на самом деле мертвецки пьян, но милиционеры еще два часа его сторожили до появления «скорой».

В изоляторе временного содержания (ИВС) 69-го отделения милиции, что у площади трех вокзалов, коротал время деревенский парень Витя. Накануне он приехал в столицу из Запорожья, где после уличной драки месяц пролежал в больнице. Витя направлялся к себе домой в Калужскую область, и в ожидании электрички бродил по городу. Около 4 часов дня на Каланчевке, с его слов, здоровенный пьяный мужик двинул его плечом. Витя простодушно (сам был не пьяный — выпил только граммов 150 водки) попросил того извиниться. Мужик тогда схватил его за грудки и хотел побить. Не желая больше попадать в больницу, Витя достал нож и несильно ударил обидчика. Мужик тут же отстал, а оказавшийся рядом, по словам Вити, то ли прокурор, то ли судья (на самом деле — сыщик из отделения) попросил его отдать нож и отвел в отделение. Никуда убегать он не собирался и сразу все, как было, рассказал. Витя, судя по всему, совершенно искренне недоумевал, за что его посадили и, наверное, будут судить. Сам он парень миролюбивый, никогда никого не обижал.

В это время 30-летний коммерческий директор довольно известной столичной фирмы двигался навстречу своей смерти. В этот вечер Сергея ждали в гости его знакомые — молодая семья, снимающая у него квартиру на 1-й Гражданской улице. Около 10 вечера пожилая соседка в окно увидела, как он подъехал на своих «Жигулях» и вошел в подъезд. (В доме его хорошо знали — квартиру он сдал месяц назад.) Через минуту его знакомые и соседка услышали на лестничной клетке грохот. Выскочив, они увидели Сергея распластанным у двери лифта с простреленной грудью. Вызывать «скорую» было бесполезно. Судя по всему, в коммерсанта выстрелили в упор из обреза охотничьего ружья, одна пуля попала в сердце. Примчавшиеся через минуту милиционеры бросились на поиски убийц, но настигнуть их так и не удалось. Заполонившие лестницу жильцы почти со всего дома с ужасом разглядывали издалека тело погибшего и шепотом обсуждали его человеческие качества. Все в доме, по-видимому, Сергея очень любили и уважали. Больше всех сокрушалась одна старушка, соседка по лестничной площадке. По ее словам, она сидела вечером на скамейке у подъезда и поднялась за 10 минут до этого.

— Знала бы, что он сегодня должен приехать, — сказала она, — подождала бы и вместе с Сережей поднялась бы. И он бы жив остался. Всего за 10 минут! Горе-то какое!

Редакция благодарит сотрудника ЦОС МВД РФ Евгения Рябцева за помощь в подготовке репортажа.

«Независимая газета» 8 мая 1992 года