April 30

Призывы, которые мы выбираем

Первое мая 1992-го. Сегодняшнее утро впервые за долгие десятилетия не начнется с «Призывов ЦК КПСС к 1 Мая».

А помните, как это бывало?

…«Да здравствует советский народ — строитель коммунизма!» — раздавалось из репродукторов, когда мы шли по площадям больших и малых городов «демонстрировать свою радость».

«Да здравствует вечно живое всепобеждающее учение Маркса — Энгельса — Ленина…» (у этого лозунга было продолжение, тоже через тире — «Сталина») — врывалось в наши квартиры, когда мы садились за праздничный стол.

Боевыми и горячими этими призывами наши жизни заполнялись задолго до 1 мая… Уже в начале апреля они появлялись как плод коллективного разума членов политбюро и должны были восприниматься страной как руководство к действию, как главные ориентиры в зависимости от времени. Однако были призывы «на все времена». Например, этот: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Видно, в суете построения светлого будущего мы забыли, что еще 1 мая 1890 года в предисловии к «Манифесту коммунистической партии» Фридрих Энгельс писал: «Зрелище сегодняшнего дня покажет капиталистам землевладельцам всех стран, что пролетарии всех стран []твительно соединились». Оказывается, вон как давно соединились, а люди почти целых 100 лет продолжали произносить этот призыв, восторгаясь новизной его идеи, «классик марксизма-ленинизма» выдал желаемое за действительное. И показал пример своим ученикам… 1 мая []8 года граждане нашей страны несли на демонстрации явный лозунг года: «Да здравствует 7-часовой рабочий день — детище Октября». И хоть все знали, что это — «желаемое», все равно делали вид, что это — «действительное». Так уж мы были устроены.

Мы делали вид, что самое счастливое детство — у нас! Самый обеспеченный рабочий — тоже у нас! Самая свободная жизнь — …ну где же еще, если не у нас?! Это потом, уже в годы после оттепели, мы начали тихонько иронизировать над собой, произнося часто такую шутку — …«и самые большие микрокомпьютеры — тоже у нас?»

В 1914 году под руководством большевиков в России прошли стачки и демонстрации под лозунгом: «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую!» Наметили — выполнили, ведь «Планы партии — в жизнь!»
В середине 30-х, «готовые к борьбе за дело Ленина — Сталина», реализовали лозунг «Безжалостно раздавим презренных наймитов буржуазии из зиновьевско-троцкистской своры!» Позже успешно закончили борьбу с «бухаринско-рыковскими реставраторами капитализма» и, конечно же, с «агентами японо-германского фашизма».

В 40-х расправились с космополитами и вейсманистами-морганистами…

Да, страшна история страны, в которой ухитрились обвинить в предательстве целые народы, по мановению руки выселив их с обживаемых веками мест, растоптав, уничтожив миллионы человеческих жизней…

А «искусство соцреализма», которое так и называлось без тени смущения — «агитационно-пропагандистским искусством», будто ничего не замечая, создавало миллионы плакатных мужчин и женщин с восторженным, целеустремленным взглядом и — в зависимости от профессии — держащими в руке кто отбойный молоток, кто книгу, кто стетоскоп…

«Где найдешь страну на свете краше родины моей?»… — вопрошали песни. Песни же и отвечали: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек…»

И над всеми этими «свободными» простыми людьми тысячными тиражами — «два сокола ясных», которых «все люди узнали: первый сокол — Ленин, второй сокол — Сталин»… Именно этими именами открывался свод призывов: «Пусть живет в Веках имя и дело Ленина!», «Слава родному и любимому Сталину — вождю всех времен и народов!»

И все-таки, несмотря ни на что, жизнь продолжалась и в этих страшных условиях. Вчерашние мальчишки и девчонки «от сохи» старательно заучивали наизусть опальных поэтов. В тетрадках под диктовку они вынуждены были писать: «Сталин — наша слава боевая, Сталин — нашей юности полет…» А запоминали другое — по-настоящему великое: «Все перепуталось, и некому сказать, что постепенно холодея, все перепуталось и странно повторять: Россия. Лета. Лорелея»…

К сожалению, наступившие времена принесли пока мало счастья и благополучия нашим людям. Москва порой напоминает огромный Хитров рынок, где всё шельмует, торгует, лукавит, ворует… и все-таки Москва живет. Как живут и другие города и села. Трудно, тревожно. Но впервые за долгие десятилетия — искренне…

В этом году нас призывали сделать 1 мая просто днем отдыха. А может, прислушаемся? Как прислушались в 1904 году люди процветающих ныне стран к решениям амстердамского конгресса II Интернационала — отказаться от революционной борьбы, дать людям просто работать, просто жить, а в день 1 мая устраивать народные гулянья. Правда, большевики за это назвали участников конгресса оппортунистами и в скором времени создали свой III Коммунистический Интернационал.

Сегодня — 1 Мая. Выходной день. Так давайте без злобы, но и не предавая памяти, начинать новую жизнь. Вдумчивую — без занудства, расчетливую — без мелочности, целомудренную — без ханжества. И обязательно помнить: история — вещь безжалостная; она высветит все и все сохранит для наших потомков.

С Первым мая, дамы и господа, товарищи, друзья! И не указаниями и выводами, содержащимися в глубокой речи генерального секретаря, а опираясь только на здравый смысл, помня о своих детях, родных, близких, мобилизуем свой ум, свои способности, свое трудолюбие…

И — вперед, к нормальной человеческой жизни!

Инна МУРАВЬЕВА.

«Российская газета» 1 мая 1992 года