April 24

Ельцин запретил работы по бактериологическому оружию. Это значит: они велись, а нас обманывали

Борис Ельцин издал Указ «Об обеспечении выполнения международных обязательств в области биологического оружия». Он запрещает разработку и осуществление биологических программ в нарушение Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении.

Заметим: президентский указ вышел в свет ровно через двадцать лет после того, как наша страна подписала Конвенцию о запрещении разработки этого страшного оружия. В 1975 году СССР ее ратифицировал. Но за все эти годы у нас не было ни одного юридического документа, который регламентировал и разграничивал бы столь тонкую и деликатную сферу, как бактериологические исследования.

Американцы, кстати, приняли закон, в котором записали, какие работы можно производить в целях защиты от такого оружия, в том числе и исследования с высокоопасными микроорганизмами, токсинами и прочими компонентами, разрешили использовать макеты боеприпасов, распыляющие устройства, а что делать категорически нельзя. То есть строго определили объем разрешенной деятельности. У нас такого закона не было и нет. Указ президента Ельцина — первый шаг в этой области.

Правда, как утверждают российские военные эксперты, у нас нет проблем с уничтожением бактериологического оружия, поскольку в России не существует его запасов, хотя научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по нему мы вели. Проводили его испытания в лабораторных и даже, в очень сильно разбавленных дозах, на специальном полигоне, который уже закрыт и передается после соответствующих контрольных проверок в народное хозяйство. Ученые утверждают, что он совершенно безопасен. Об этом свидетельствует увеличение популяции диких животных, которые живут на его территории. Но, конечно же, такой аргумент требует серьезной, проверки.

Да, задача эффективного контроля над научными центрами, где велась работа по бактериологическому оружию, все же существует. Ее должен осуществлять созданный Указом Бориса Ельцина Комитет по конвенциальным проблемам химического и бактериологического оружия.

Ответственные сотрудники этого комитета считают, что контроль над выполнением конвенции может быть не только российским, но и международным, в виде смешанных групп. Как на двусторонней основе, например, российско-американской, российско-английской, так и на многосторонней. Но, естественно, этот контроль должен быть взаимным.

Наши специалисты предлагают для этого беспрецедентные меры открытости, доверия и расширения международного сотрудничества, которые даже не упоминались в Конвенции 1972 года. Они считают такие меры элементом глобальной безопасности планеты. Наши ученые готовы пригласить зарубежных экспертов в свои недавно строго засекреченные научно-исследовательские центры в Кирове, Екатеринбурге, Сергиевом Посаде, работавшие на военных. Предлагают провести совместную оценку программ и выработать единую политику в переводе их на мирные рельсы.

Дело в тем, что конверсия в биологии не требует больших затрат. Выработанные ранее штаммы, сыворотки, вакцины, другая продукция сравнительно легко могут стать основой создания новых лекарственных препаратов. И средства, затраченные на исследование по биологическому оружию, не пропадут впустую, они станут работать на благо людей.

Такие программы уже есть. Под производство лекарств передаются здания и лаборатории Екатеринбургского центра. Он уже сегодня готов их выпускать. Разрабатывается специальная программа и для института в Сергиевом Посаде, где выработаны вакцины, представляющие большой интерес и для зарубежных стран. Наши специалисты утверждают, что во время войны в Персидском заливе американцы прорабатывали возможность закупить эти средства как обладающие очень высокой эффективностью. Успешно работают на конверсию и ученые Кировского центра, которые оказывают большую помощь своему городу в создании его агропромышленного комплекса.

Эксперты Комитета по конвенциальным проблемам считают, что эти институты со временем надо вывести из-под опеки военных. Сложившиеся в них высокопрофессиональные научные силы, их опыт представляют собой федеральное достояние и должны полностью переключиться на работу в народном хозяйстве. Надо только помочь им создать единый научно-производственный комплекс, который сможет полностью окупить свои затраты и приносить прибыль государству.

Разработки наших «засекреченных» ученых могут выйти на международный рынок, потеснив на нем традиционных зарубежных участников. А значит, и заработают для России валюту.

Виктор ЛИТОВКИН, «Известия» 25 апреля 1992 года