April 22

Программа выполнена на 100 процентов

Итак, шестой Съезд народных депутатов Российской Федерации, который весь российский народ с нетерпением ждал, справедливо возлагая на него определенные надежды, закончен. Время подвести итоги. С просьбой дать оценку пройденному народными депутатами двухнедельному марафону обозреватели ИТАР — ТАСС обратились в день закрытия Съезда к спикеру парламента, Председателю Верховного Совета Руслану Хасбулатову.

— Несомненно, перед началом прошедшего форума у руководства Верховного Совета существовали «программа-максимум» и «программа-минимум», которые намечалось реализовать в ходе работы Съезда. Какую из них, на ваш взгляд, удалось выполнить за 14 дней его работы?

— Если иметь в виду ту программу, которая была заложена в повестке дня, предложенной Верховным Советом и утвержденной Съездом, можно сказать, что она выполнена на сто процентов. Не остался нерассмотренным практически ни один вопрос.

Во-первых, в основном одобрен проект нашей российской Конституции. Думаю, что это действительно огромное достижение Съезда. Хотя и были, и вы тому свидетели, столкновения различных мнений, позиций, были и альтернативные проекты, которые порождали среди депутатов немалые сомнения. Но мне лично с самого начала было ясно, что проект, предложенный Конституционной комиссией, следует поддержать, так как он представляет россиянам демократичный Основной Закон жизни общества по-настоящему демократического государства. И с точки зрения равновесия властей, и с точки зрения всестороннего развития элементов представительной демократии, эффективной исполнительной власти во главе с Президентом, представительных органов власти, независимой судебной власти и так далее.

Разве это не выдающаяся победа? Мы говорим: народ — источник правды, но для того, чтобы этот лозунг стал действенным, следует создать полноценный механизм, чтобы многонациональное население России выражало свои интересы и свою волю через всю иерархию представительных органов власти. Именно поэтому я считаю, что принятие этого проекта — действительно выдающаяся победа демократии России.

Думаю, что с учетом моделей конституций всех ныне действующих демократических государств, всего исторического прошлого Российского государства, нашего накопленного опыта, представленный Конституционной комиссией проект заслуживает одобрения.

Во-вторых, что не менее важно, — основательно рассмотрен ход экономической реформы. Ведь мы стали бить тревогу уже давно, больше двух месяцев назад, еще с начала февраля, когда увидели первые результаты реформы. Уже тогда парламент достаточно энергично потребовал от Правительства внести коррективы.

Только ни в коем случае нельзя утверждать, как это пытаются представить иной раз наши оппоненты, о победе парламента ли, Правительства ли, Президента… это слишком легковесный и примитивный подход. Думаю, что съезды в наших условиях должны проводиться не для того, чтобы выявить спортивный результат — кто победит. Сегодня можно говорить о победе только в одном смысле — о победе демократии, если хотите, здравого смысла. И Правительство, и Президент прекрасно поняли, что парламент — реальная сила. Но она и должна быть реальной силой в демократическом государстве.

Дорого мне и то, что на Съезде пронзительно прозвучал мотив единства Российской Федерации. Можно считать выдающейся победой одобрение депутатами блока федеративных договоров, которые прочно юридически связали нити Российской Федерации: ее республики, области, края. Не знаю, какие были бы итоги форума, если нам не удалось бы достичь этого согласия, снять противоречия как по вертикали — в иерархии российских властей, так и по горизонтали — между нашими российскими губерниями и республиками.

Не будет преувеличением, на мой взгляд, и то, что Съезд очень серьезно укрепил позиции государственной власти. Хотя, с другой стороны, анализируя его работу, мне кажется, что все-таки часть депутатов еще не ощущает себя парламентариями независимого, мощного, огромного государства. Порой звучали безответственные выступления, а иногда даже откровенное фиглярство, шутовство у микрофонов, конечно, все это не может вызвать симпатию. Люди, избравшие таких депутатов, могут и в определенной степени просто негативно отнестись ко всей работе Съезда. А ведь поднимались, а главное, решались на нем масштабные, государственные проблемы. Подчеркиваю — решались. Взять, к примеру, проблемы Севера. За 50 лет впервые на Съезде были скрупулезно рассмотрены вопросы не просто жизни коренного населения, а экономики этой части Российской Федерации, которая занимает почти 66 процентов нашей территории, где расположено около 80 процентов природных запасов, но где в то же время нищенствует население. Убежден, что по блоку этих проблем совместно с правительствами северных республик принято верное и своевременное постановление.

Так что итоги, на мой взгляд, обнадеживающие, а значит, и настроение бодрое. Правда, несколько тягостное впечатление осталось от попыток в первый же день подорвать позицию Председателя Верховного Совета за якобы его противоречия с Президентом. Хочу еще раз подчеркнуть, что моя критика Правительства и премьер-министра была не с правых, а с леворадикальных позиций, и зижделась она на мысли о том, что реформа идет гораздо медленнее, чем ее следовало бы осуществлять, что нет глубинных преобразований, а множество верхушечных изменений мгновенно превращает очень большую часть населения в общем-то в обездоленных людей.

А что же, хочется спросить, вы хотите? Мы же парламентарии и не должны, как предыдущие 70 лет, по команде поднимать руки. Значит, от нас вновь требуют этого? Необольшевизм? Не знаю, у меня невольно возникает мысль, что сегодня все настолько перемешалось: левые превращаются в правых, а правые — в левых. Скажу только, что среди председателей Советов самого различного уровня, с кем мне доводилось встречаться последнее время, навряд ли можно найти «яростных ретроградов, реакционеров», кои ярлыки на них навешивают. Сегодня даже самые консервативные из них понимают, что возврата к прошлому нет, что надо идти путем экономических реформ, но ответственность за судьбы людей, за город, за республику не дает им права безучастно наблюдать, как народ становится нищим. Вот тогда у них и срывается голос… Поэтому думаю, что декларируемая проблема борьбы между теми, кто хотел бы свернуть реформу, и прогрессивными депутатами на Съезде — искусственная. На мой взгляд, имеется лишь борьба курсов на возрождение авторитаризма и на демократию.

— Критические высказывания депутатов, принятые депутатами документы — это база, на которой, видимо, будет формироваться дальнейшая рабочая программа Верховного Совета России. Какие проблемы, на ваш взгляд, являются для парламента первоочередными?

— Прежде всего — это законотворческая деятельность. Необходимо принять большой пакет законов. Необходимо продолжить и преобразование политической системы. Второе — следует укреплять контрольную функцию парламента. Сейчас Верховному Совету важно ужесточать контроль, скажем, над бюджетом. Уж очень много у нас появилось новой бюрократии. Необходимо, чтобы ни исполнительные, ни иные административные власти не смогли бы увеличивать свои штаты, плодить ряды чиновничества без всякой меры.

Конечно, особое внимание должно быть уделено борьбе с коррупцией, которая разъедает наше чиновничество. К сожалению, сейчас нет реально действующих контрольных органов. Вот и получается, что многие бюрократические структуры, правоохранительные органы практически срослись с преступным миром. Это видно и на примере Москвы. Депутаты неоднократно поднимали вопрос о Москве как наиболее коррумпированной зоне России. Сейчас Комитетом по законодательству ВС разрабатывается проект закона по борьбе с коррупцией.

Другое направление работы парламента — проблема защиты наших сограждан в бывших республиках Союза. Эта тема не раз звучала на Съезде. Конечно, у парламента должна быть особая забота и о Вооруженных Силах. Здесь тоже у нас разрабатывается целый пакет законов.

— Федеративный договор подписан. Съезд включил его в Конституцию России, Можно ли считать, что теперь уже ничто не угрожает территориальной целостности Федерации?

— Конечно, нет. Важно укреплять экономическое положение России и наши связи с государствами СНГ. Ведь у нас создана уникальная энергетическая связь, объединяющая бывшие республики СССР, эксплуатируются железнодорожные трассы, действует мощный оборонный и машиностроительный комплексы. Все они настолько взаимосвязаны, что если их разорвать, то это приведет к непоправимому ущербу. Так не лучше ли развивать, укреплять эти связи? Если мы будем совместно закладывать кирпич за кирпичиком в экономический базис Содружества: медленно, мудро, вдумчиво, осознанно, открыто, без каких-то затаенных помыслов — значит будет успех, будет единая страна, единая Россия.

— В вашем выступлении на Съезде при обсуждении вопроса о СНГ прозвучала мысль о том, что отношения между странами Содружества могут постепенно приобретать конфедеративный характер. Не приведет ли это к окончательному разрыву с такими странами, как Украина или Молдова? И на каких путях вам видится решение таких острых вопросов, как Крым, Приднестровье?

— Мы еще в Алма-Ате подписали целый ряд соглашений, создали межпарламентскую ассамблею стран Содружества. Правда, Украина вместо этого предложила свой вариант, мы его тоже приняли — сотрудничество комитетов и комиссий парламентов. То есть мы будем использовать и межпарламентскую ассамблею, и связь комитетов и комиссий. Кроме того, будет развиваться сотрудничество партийных фракций, различных групп депутатов с тем, чтобы использовать полнее все наши парламентские возможности. Кроме того, мы будем активно поддерживать наше правительство, которое ведет достаточно динамичную переговорную практику.

Конечно, я думаю, что если мы увидим отход, скажем, Молдовы от Содружества, то и вопросы о Приднестровье будут нами поставлены в иной плоскости. Точно так же мы будем рассматривать в парламенте вопросы о неприкосновенности границ Содружества.

И в заключение хочу донести и до общественности государств СНГ, и до западного сообщества, что российские депутаты — за реформы: в России, других бывших союзных республиках. Но депутаты и за то, чтобы эти реформы осуществлялись профессионально, с учетом интересов конкретных миллионов людей.

— Благодарим за интервью.

«Российская газета» 23 апреля 1992 года