April 14

Ельцин обгоняет Кравчука

По итогам мартовского опроса лидеров общественного мнения президент России вышел на первое место как самый влиятельный политик бывшего СССР

Дважды (в январе и феврале) в ежемесячном опросе, проводимом социологической службой VP (руководитель — Борис Грушин) по заказу «НГ», самой влиятельной политической фигурой оказывался Леонид Кравчук. Борис Ельцин никак не мог превзойти его, хотя опрашиваемые и считали мощное влияние президента Украины на дела в России отрицательным.

В минувшем месяце из всех политических деятелей бывшего Советского Союза самой влиятельной фигурой (в рамках жизни России) впервые был признан Б. Ельцин (42% от общего числа опрошенных). Леонид Кравчук переместился на второе место (24%). Нурсултан Назарбаев остался на третьем (правда, теперь уже всего с 5% голосов), а замкнули первую пятерку Е. Гайдар и Р. Хасбулатов (2,2 и 1,9% соответственно).

Оценки знака влияния на ход событий в стране президента России продолжали постепенно идти вверх по шкале «плюс», достигнув 83% (24% из числа назвавших его имя посчитали, что его деятельность имела «безусловно» и 59% — «скорее» позитивное значение), а президента Украины остались практически прежними: ровно 4/s назвавших его респондентов снова высказались о его деятельности скорее (42%) или сугубо (38%) отрицательно.

Сопоставление нынешней картины с февральско-январской позволяет говорить о серьезной динамике в показателях, характеризующих отношение нашей политической и хозяйственной элиты к Б. Ельцину. Если в январе он был назван фигурой № 1 лишь в 4 (а Л. Кравчук в 6) из 10 групп опрашиваемых и если в феврале аналогичное соотношение равнялось 2:9, то теперь ситуация принципиально изменилась: из 14 участвовавших в мартовском опросе групп 12 отдали предпочтение президенту России и лишь одна (руководители прессы) осталась «верной» президенту Украины (при том, что среди народных депутатов Москвы мнения на этот счет разделились строго поровну).

Зафиксированное изменение ситуации характеризует не только картину в целом, но и многие ее детали, в том числе кажущиеся весьма важными. К примеру, главными «сторонниками» Ельцина в феврале были лидеры общественных организаций Москвы, а людьми, вовсе «забывшими» о его существовании (ни разу не назвавшими его в качестве фигуры № 1), — представители исполнительной власти России, а также армии и правоохранительных органов. Теперь же названные респонденты из Москвы «спустились» ниже среднего уровня, представители армии, МВД и МБ, напротив, поднялись до этого уровня, зато представители исполнительной власти Российской Федерации (совместно с предпринимателями и бизнесменами) даже возглавили (56%) список «почитателей» Б. Ельцина.

Наименьшее число голосов президент России получил в марте среди народных депутатов Москвы (26%) и руководителей прессы (32%). В то же время именно последние были наиболее активны (34%) в оценке Л. Кравчука в качестве самого влиятельного политического лидера бывшего СССР.

Меньше всего эту позицию разделяли представители армии (11%) и правоохранительных органов (13%), а также предприниматели и бизнесмены (13%).

Имея в виду объективную подоплеку первенства Б. Ельцина, ее следует связывать, по-видимому, прежде всего с пришедшимся на март новым витком политической активности президента России. Его первоначальный уход в отпуск, в определенном смысле камуфлировавший подготовку плацдарма для «боевых действий» против оппозиции, сменился затем целым рядом важных предсъездовских акций. Они имели явный успех как в отношениях с Западом, так и в отношениях с различными политическими силами внутри страны, не говоря уже о некоторой (разумеется, частичной, но все же произведшей немалое впечатление) стабилизации экономического положения.

Кроме того, во внимание нужно принимать бросающееся в глаза снижение результативности деятельности президента Украины, возникшее в том числе в результате обострения его отношений с внутренней оппозицией в республике.

Наконец, не следовало бы, пожалуй, вовсе сбрасывать со счета и то обстоятельство, что программа мартовского опроса предусмотрела небольшое с технической точки зрения, но, возможно, существенное по своим последствиям, изменение в формулировке первого вопроса интервью. К привычным словам «Кому ив политических деятелей государств — в недавнем прошлом республик Советского Союза — сегодня удается оказывать наиболее сильное влияние на ход событий, связанных с жизнью России?» после слова «государств» было добавлено «включая Россию». Казалось бы, мелочь. Но вдруг и эта деталь тем или иным образом повлияла на стандарт мышления .респондентов, сместив их внимание к «пророкам в своем отечестве» вместо прежних «внешних врагов»?..

И все-таки наиболее существенным, вслед за положительной оценкой хода экономических реформ, стало скорее всего укрепление собственно российской (государственной) ментальности опрашиваемых. Противоречия между Украиной и Россией достигли того накала, при котором психологическая поддержка «своего президента», учитывающая определенную твердость его позиции, выразилась в предпочтении, отданном ему, а не его антагонисту (по главным конфликтам месяца).

Напоминаем, что опрос проводился по телефону. В выборке представлены лидеры общественного мнения (14 групп: народные депутаты, руководители общественных и государственных организаций, средств массовой информации, негосударственного бизнеса, армии, МВД и МБ, ведущие публицисты и т. д). В марте опрошено 626 человек.

«Независимая газета» 15 апреля 1992 года