April 14

Из зала суда: процесс над «ростовским маньяком». Самая страшная книга

Как уже сообщали «Известия», в Ростовском областном суде началось слушание дела, уникального во всех отношениях. Дело по обвинению гражданина А. Чикатило в совершении убийств 53 человек с особой жестокостью.

Мне приходилось и раньше бывать в Доме правосудия. Но сегодня бросилось в глаза необычное: уже перед входом стояли солдаты. В просторном фойе, в зале заседаний — тоже. Это понятно: обвиняемого с большими предосторожностями «довели» до суда. Председательствующий в процессе Л. Акубжанов особенно настаивал: уроки из жуткой этой истории надо извлекать всем. А чтобы суд состоялся, хоть и объявил заседание открытым, пропуска журналистам выписывал лично, доступ в зал — ограничил.

Худощавый, с обритой головой убийца появился для всех неожиданно. Зал в первый момент оторопел, но потом в нем раздались крики «ублюдок»… Недалеко от меня поднялась белая, как бумага, женщина. Медленно переставляя ноги, пошла к клетке… И вдруг закачалась… Ее успели подхватить. Судейские девочки побежали искать воду. Кому-то еще стало плохо…

Наконец, суд занял места. В деле — 222 тома. Прежде чем начать чтение двух томов обвинительного заключения, судья представил вызванную в зал бригаду скорой помощи. Она была нелишней давно, а теперь тем более: по сравнению с тем, что стал читать судья, фильмы ужасов — ничто. Каждая жертва преступления в этом ужасном деле пережила такие муки и такие страдания!.. Эксперты установили: у живых даже откусывались и вырезались части тела… С каждой новой жертвой маньяку требовалось все больше истязать, чтобы получить наслаждение. Читать такое страницу за страницей, часами…

Слушая судью, ловил себя на мысли: как же обо всех этих ужасах писать? Но если не писать, то очень трудно понять, что привело, скажем, к нынешнему состоянию милицию, бессильную в своей замотанности. Или почему в массе своей мы такие озлобленные — отчего пострадавшие сами готовы рвать Чикатило на части с нечеловеческой жестокостью, а члены его семьи (такие же пострадавшие, как и все, ничего не ведавшие, о второй жизни своего отца и деда), вынуждены теперь сменить фамилии, скрываться от расправы. Да, об этом еще предстоит разговор.

«Известия» 15 апреля 1992 года