April 9

Конец света

Зимой этого года, точнее — 11 февраля, в Красноярске наступил конец света.

При этом светила, как дневного, так и ночного видения стабильно функционировали в своем режиме. Конец света произошел только на светофорах. Правда, в одночасье, на всех разом и во всем городе. Но не в силу природных катаклизмов, а по той причине, что на их эксплуатацию в городской казне нет ни копейки.

Об этом открытым текстом в телеграмме республиканскому МВД (ГАИ) уведомил начальник Красноярской краевой ГАИ т. Гич:

«Связи отсутствием текущем году финансирования работ по содержанию средств регулирования движения с 11 февраля все светофоры переведены на режим желтого мигания».

Представьте себе этот сплошной «режим желтого мигания», вполне уместный в дискотеках, на перекрестках и магистралях большого города!..

Для этого необязательно быть водителем, достаточно квалификации пешехода.

Самое печальное, что так обстоят дела не только в Красноярске. В Кирове, Новгороде или Твери на днях тоже было подобное знамение. На центральных магистралях транспорт стоял на длительном приколе, как пришвартовавшиеся суда у стенки. Пассажиры нервничали, но все же шли пешком. Грузы прокисали, но оставались на месте.

Пополз слух: забастовали водители. Оказалось, на светофорах был только красный свет. Лампочек в зеленом и желтом отсеках не было и не предвиделось. Лампочки, как известно, дефицит. К слову сказать, измученные им сограждане, наплевав на свой статус пешеходов, пассажиров и водителей, раскурочивают светофоры, изымая лампочки. Утаскивают и светофоры целиком, используя их для светомузыки.

Но это к слову. «Вклад» жуликов в разорение дорожного хозяйства не столь беспокоит, как общее его состояние. Светофоры, к примеру, вообще перестали выпускать. О дорожном покрытии тоже речь не идет. Оно таково, что требует отдельного романа.

А вот о разметках дорог сказать стоит. Даже в матушке-столице полно дорог, где осевые линии и пешеходные дорожки — «зебра» стерлись не только с асфальта, но и из памяти водителей и пешеходов. На таких дорогах их жизнь не стоит и рубля, который сам по себе не стоит и гроша. Свелись к минимуму затраты на оснащение дорог техническим регулированием, и как следствие — 37 тысяч человек погибли и свыше 200 тысяч ранены только в прошлом году.

Между тем светофорная сигнализация на одном перекрестке снижает аварийность на 30—40%, а нанесение пешеходных переходов и разметочных линий — на 15—20%. Если считать не в процентах, а в человеческих жизнях, то речь идет о сохранении жизни и здоровья десяткам тысяч людей.

Так в чем же дело? Кто или что мешает обустроить дороги и оснастить их дорожными знаками?

В первую очередь — как раз отсутствие знаков. Денежных знаков и знаков внимания государственных властей к безопасности движения на дорогах. «За создание безопасности движения не отвечает никто, ни одно ведомство, — говорит начальник отдела дорожной инспекции организации движения МВД России Ю. Остроумов. — Это не регламентирует ни ныне действующая Конституция, ни ее проекты. Жизнь человека, когда он вверяет ее государственным транспортным организациям или пользуется государственными дорогами, законами не защищена».

А ГАИ?! — воскликнут в один голос пешеходы и водители. Ведь есть такое ведомство, которое отвечает за то, чтобы водители не ездили на красный свет, а пешеходы переходили магистрали по пешеходным дорожкам!..

Это, конечно, верно. Но при условии, что на перекрестке стоит светофор, а на проезжей части дороги — пешеходная разметка.

Безопасность движения создается в первую очередь техническим регулированием движения и оснащением дорог. Между тем отрасль, производящая светофоры, дорожные знаки, термопластик для разметки дорог и проч., сама потерпела аварию. Милиция установила и ее виновника. Парадокс, но это Закон о милиции, введенный в действие в прошлом году.

Сохранив за ГАИ ответственность за соблюдение на дорогах Правил движения, закон постановил отобрать у ГАИ ее структурные подразделения, которые производили, внедряли и эксплуатировали технические средства регулирования движения, дорожные знаки и т. д.

При этом закон не предусмотрел, кому же ГАИ передаст свои специализированные монтажно-эксплуатационные предприятия и управления СМЭП и СМЭУ. Прошел уже год — ясности никакой. Очевидно лишь то, что постановление Совета Министров РСФСР от 18 сентября 1972 г. «О дополнительных мерах по обеспечению дорожного движения в РСФСР», на основании которого были созданы СМЭПы и СМЭУ, скончалось, не приходя в сознание. Похоже, что такая же участь ждет и СМЭПы со СМЭУ.

Единственное, что они могли, чтобы не пропасть поодиночке, сгуртоваться и создать ассоциацию «Сигналдортранс» на добровольных общественных началах. Но у общественных начал известно, какие концы. Что может «ассоциация», не имеющая государственной крыши и средств, если 400 тысяч рублей единовременных вступительных взносов не хватит даже на аренду помещения?

Предприятия начинают искать дорогу к рынку. На этом пути часть предприятий уже начала перепрофилироваться на более выгодную продукцию и вырождаться, а часть — разваливаться и погибать.

В обоих случаях дела пешеходов, пассажиров и водителей плохи.

Они ведь тоже собираются выйти на дорогу к рынку. Но хотели бы добраться до наступления конца света. Желательно живыми.

«Известия» 10 апреля 1992 года