March 26

Короли и гвоздики

Кто и как торгует цветами в Москве

Изобилие цветов и высокие цены на гвоздики и розы встречали любого, кто захотел купить в метро, по пути на работу или свидание, букет цветов. Молодые русские девчонки наотрез отказываются снижать цену даже на рубль. Это следствие жестокой конкурентной борьбы в 1986–1987 годах азербайджанских торговых группировок с украинскими и прибалтийскими кооператорами. Азербайджанцы победили, и в сферу их влиянии попали многие области России и Украины.

Крупным цветочным бизнесом в России и на Украине занимаются несколько десятков человек. Они разбиты на кланы, которые формируются исключительно по имущественному признаку. Азербайджанец и армянин душа в душу торгуют цветами, понимая, что скорость оборота в этом виде бизнеса составляет одну неделю, а прибыль за один оборот капитала — 200%. Один миллион рублей, вложенный в цветы, через неделю дает доход в три миллиона. Эксперты считают, что годовой доход цветочных королей — порядка не скольких миллиардов.

АЗЕРБАЙДЖАН — МОСКВА — ТРАНЗИТ

Сейчас розы и гвоздики поступают в столицу России в основном из Азербайджана, но постепенно рынок захватывают поставщики из Узбекистана и подмосковных совхозов. В самом Азербайджане конкуренция среди производителей отсутствует и спрос перекупщиков превышает предложение владельцев гвоздичных полян. Но цены здесь определяет скупщик, а у строптивого цветовода могут в лучшем случае уничтожить плантацию. Оптовая цена гвоздики 70 копеек и выше, обычно это 5—20% от ее розничной цены на рынке Москвы.

Эксперты выяснили, что более 90% цветов поступает в Москву по воздуху, остальные автотранспортом. Цветы приходят в аэропорты Внуково и Домодедово в стандартных ящиках, а каждом из которых находится до 1000 цветков. Эти рейсы совершаются скупщиками два раза в неделю. Как правило, для продажи в городе привозят от 300 до 500 тысяч цветков в неделю. В предпраздничные дни цифра достигает 1,5 млн. штук. Эксперты считают, что Москва стала перевалочной базой для транспортировки цветов в другие области России, в том числе в Поволжье, Сибирь, на Урал и на Север.

КАК ТОРГУЮТ ЦВЕТАМИ

Продают цветы в городе ряд столичных кооперативов, у которых есть склад. За это они получают 15 — 20% прибыли от реализации. В кооперативы «Любовь» и «Дружба» (названия изменены) гвоздики поступают из Баку самолетом во Внуково два-три раза в неделю. Цветы продаются в метро, за что последнему дают 60 рублей в день с каждого столика. Цены на цветы устанавливают председатели кооперативов. Обычно в день удается продать до 500 гвоздик, нераспроданные сдают по накладной, так как определенный процент с каждой выпученной сотни рублей: осенью 1991 сода он составлял 80 копеек, сейчас — в 3—5 раз выше.

Примерно такая же схема торговли на одном малом предприятии, зарегистрированном в Хорошевском районе, но продавцы там получают зарплату, а не процент с продаж. Розы и гвоздики, которые не удалось продать, выбрасывают, В одном киоске от кооператива по продаже гвоздик, получаемых из Ташкента, продавцы получают зарплату независимы от количества проданных цветов, но увядшие гвоздики разрешают продавать на 50 80% ниже установленной цены. Московские продавцы лоточники сказали, что они не боятся рэкета и к ним никто не подходит и денег не вымогает.

Цветочница Вера у метро «Баррикадная» сказала, что она в день продает до 500 штук, а в выходные 600—800. Но за ней и сотней других русских девушек внимательно наблюдают парни-южане с сытыми лицами, хорошо, но без вкуса одетые. Это клановая гвардия. Они защищают торговцев от любительского рэкета, разгоняют владельцев подмосковных шести соток, желающих продать десяток букетов для пополнения семейного бюджета. Никому не позволено на выгодной точке у станции метро сбивать цену.

Рассказывает один крупный московский цветочный «король»:

— Продавцом может стать не каждый. Берут только через знакомых и родственников. Человеку со стороны проникнуть невозможно. Первое время все продавцы проверяются на честность.

Конфликтов с милицией и властями нет. Везде есть свои люди. Отделению милиции, охраняющему крупную торговую точку, ежедневно перепадает до 300 тысяч рублей, чтобы оно закрывало глаза на торговлю наркотиками. Многие чиновники из префектур куплены; нити тянутся в МВД России, но имена я называть не могу по понятным причинам. Хорошо налажены связи с высшими милицейскими чинами. Клан может «посадить» практически любого. В ближайшие годы цены на цветы снижаться не будут, о свободном рынке и говорить не стоит.

Цветочный «король» сказал и о том, что кооперативов по продаже цветов много, но они все нелегально контролируются лицами южной национальности, которые диктуют цены и берут себе основной куш. Нынешняя цветочная торговля, по мнению «короля», представляет собой закрытую систему, отрицающую всякую конкуренцию. И пока клан пользуется поддержкой чиновников, бороться с ним очень трудно.

«Король» замолчал и посмотрел в окно. За стенами его до вольно скромного кабинета «шла» межклановая война с конкурентами, результатом которой стали направленные друг против друга две статьи в столичных газетах различной политической ориентации.

АФБ НЕ НЮХАЛО КОРРУПЦИЮ С ЗАПАХОМ РОЗ

Никто не заметил, как в декабре 1990 года неожиданно самоликвидировался кооператив «Наш сад». Через него четыре года шла основная торговля цветами в Москве. Под его крышей формировался один из мощнейших азербайджанских кланов По мнению экспертов, Москва уже поделена между смежниками и конкурентами, за границами строго следят.

С 1986-го по конец 1990 года у кооператива «Наш сад» был на «постое» отряд боевиков численностью более тридцати человек. Ядро ландскнехтов состояло из группы рэкетиров, которые «бомбили» Черемушкинский рынок в 1981–1986 годах. Азербайджанцы «призвали» воинов под свои космополитические штандарты. Гвардейцы не допускали посторонних на рынок цветов. В начале 90-х годов эта забота стала очень опасной.

Как удалось выяснить, у азербайджанских кланов нет связей в органах московского управления АФБ и на Петровке, 38. Цветочники не интересуют сотрудников АФБ. После того как на цветы в Москве установили свободные цены, ОБХСС с Петровки перестала замечать спекулянтов. А отдел по борьбе с организованной преступностью занимается «цветочниками», если они начинают выяснять между собой отношения, пуская друг другу кровь. На Петровке, 38, считают, что вся торговля цветами проходит без нарушений российских законов. Эксперты полагают, что это не так, просто пострадавшие боятся жаловаться в правоохранительные органы. Они не верят, что их кто-нибудь может защитить.

Цветочные «короли» дружат с чиновниками из республиканского МВД. Не раз по звонкам сверху прекращались инспекторские проверки в цветочных кооперативах, Известны случаи задержки в аэропортах (для ремонта?) в предпраздничные дли самолетов, груженных болгарскими цветами для госторговли. Цветы портились и попадали в Москву после праздников. О многом говорят факты, когда коммерческие торговые организации этого профиля легко добивались помещения в аренду у московских властей.

ВЯЛЫЕ ГВОЗДИКИ ГОСТОРГОВЛИ

Главным государственным торговцем цветами в Москве был Мосцветторг. В его 58 магазинах работало 550 человек. Ежегодно они продавали 110 млн. цветов, среди которых 84% были живые цветы С прошлого июля трест работает на аренде. Снизились отчисления в бюджет с 76 до 35%. Торговый оборот в прошлом году составил 51 млн. руб., что на 8 млн. руб. больше, чем в 1990 году. Также летом прошлого года магазинам разрешили самостоятельно приобретать цветы для продажи, но реально этот объем не превышает 5%.

Руководство Мосцветторга считает, что Москве нужно 220-230 млн. цветов в год. Однако в магазины поступает в два раза меньше. Из 120 млн. цветов 55-56% от общего объема поставили подмосковные совхозы, остальную часть — Польша, Венгрия, Болгария.

Эксперты выяснили, что с ноября по март совхозы поставляют 10-15% от объема своих договорных обязательств. В остальные месяцы от 70 до 80%. Чины Мосцветторга сказали, что совхозы не заинтересованы в производстве цветов, да и энерговооруженность у них слабая. Перестали к нам возить цветы и друзья. Экспортеры сказали, что в их странах цветы неплохо раскупают, а с нами одна головная бель.

Теперь Мосцветторг получает 50% от азербайджанских кооператоров, а остальную часть выдергивает из Подмосковья. Учредителем одного из кооперативов по доставке цветов из Азербайджана выступает Мосцветторг, а возглавляет его один из бывших заведующих магазином «Цветы», азербайджанец по национальности.

В конце прошлого года и в начале этого между Мосцветторгом и подмосковными совхозами сохранялся старый дисбаланс спроса и объемов поставок. Азербайджанские партнеры условия договора не соблюдают, могут вообще отказаться от поставок. Посредники Мосцветторга и азербайджанских цветочных «королей» приобретают гвоздики по одинаковой цене.

Южные цветочные кланы можно назвать мафией, так как налицо основные её черты: монополизация сферы деятельности, проникновение в органы государственного управления. Но главное беспокойство у специалистов вызывает то, что под сенью роз и гвоздик начали торговать наркотиками и оружием. А этот бизнес выгоднее всех цветочных, вместе взятых.

«Независимая газета» 27 марта 1992 года