March 17

У «Анатолекса» есть супермодель, которая принесет ему миллионы

Мадонне нравится евроазиатский тип лица

Сегодня реклама — двигатель посредничества, а не производства. Завлекательные фотомодели, красивые длинноногие манекенщицы и манекенщики остаются без работы.

Люди, знающие о западном спросе на российскую красоту, стараются не упустить шанса. На сегодняшний день только в Москве действуют около семи агентств-фирм, связавших свой бизнес с красотой. Почти все они ориентированы на иностранного потребителя. Существует еще несколько полулегальных сомнительных организаций, обычно их офисы расположены в гостиницах, и вся их деятельность держится на наивности и мечтательности молодых девушек. Как признаются сами манекенщицы, подзаработать на сутенерстве не брезгуют и владельцы солидных агентств. Модельным бизнесом пытаются заниматься и многие дома мод. Журнал «Андрей», выступающий против сравнения его с «Плейбоем», планирует открыть свое агентство «обнаженной модели». В столице все больше так называемых школ манекенщиц, пытающихся также завоевать французские и итальянские подиумы, но это не серьезные намерения, так как международные связи с Парижем, Нью-Йорком. Миланом, Токио взяты давно пол контроль. Агентства часто скандалят друг с другом, так как манекенщицы, работая на одно агентство, не упускают возможности подработать в другом, наиболее привлекательных девушек часто переманивают из одного агентства в другое.

Анатолий Хлебников, владелец частного международного агентства «Анатолекс», считает, что надо поделить «сферы влияния». Несмотря на то, что эта фирма зарегистрирована всего лишь в прошлом году, имя Хлебникова известно в мире модельного бизнеса. Работая в ВААПе, в отделе музыки, в середине 80-х он первым в Союзе стал продавать на Запад наших рок-музыкантов.

— Я всегда поступал по своему усмотрению, не спрашивая разрешения у системы. Не боялся деловых контактов во время зарубежных командировок, открыл собственный валютный счет, собственной фирмы в Дюссельдорфе. Некоторые в ВААПе принимали меня за человека из комитета. Но сам же комитет — 50% сотрудников ВААПа — вел со мной «душевные» беседы. Я решил уйти из ВААПа.

Окунулся с головой в шоу-бизнес и в начале 1989 года получил неожиданное предложение — принять участие в шоу моды, которое должно было проходить в Швеции. Старт был удачным. Организовав выезд шести советским моделям, я заработал 4 тысячи долларов, что и заставило меня остаться в модельном бизнесе.

— Это, кажется, вам принадлежит идея провести в 1989 году нашумевший в СССР конкурс «Мужчина года» и вызвавший неоднозначную реакцию?

— Когда был в Швеции, я узнал, что осенью в Норвегии состоится международный конкурс «Мэн фэйс». Подобный конкурс проводился первый раз. Я решил принять в нем участие, не лично, разумеется. Для этого необходимо было провести отборочный конкурс в Союзе. Риск был большим, так как в мужском модельном бизнесе доминирует скандинавский тип лица. Возьмите американские, французские, итальянские агентства — преобладают в основном датчане. Мне не повезло с финалистом в Москве: я слишком увлекся самой организацией конкурса и «пролетел» с составом жюри. Оно полностью состояло из мужчин, и причем очень не равнодушных к мужскому полу. Первое место досталось, естественно, не тому, на кого я делал ставку. Ко всем несчастьям, победитель имел еще очень влиятельного родителя — члена политбюро ЦК КПСС. Для участия в международном конкурсе «Мэн фэйс» в противовес ходу событии я вывез не победителя, а Мариса Сафаргалиева, завоевавшего 2-е место в Союзе. Это был эффект разорвавшейся бомбы. Датчане, французы померкли. За мной хвостом ходили покупатели. Но тогда, в 1989 году, я еще боялся оставить Мариса за границей.

— Это было какое-то необыкновенное лицо в России?

— Марис по матери латыш, по отцу — татарин. Мода на русские евро-азиатские лица только начиналась. Божественное атлетическое сложение, хореографическое и музыкальное образование, знание языка… Сейчас Марис живет в Америке. Говорят, он в окружении суперзвезды Мадонны. Недавно этот слух подтвердили мои друзья, встретившие в Нью-Лорке Мариса с Мадонной в одном русском кафе.

— Вы сейчас готовите на «продажу» 21 фотомодель. Как быстро окупятся ваши затраты?

— Я работаю с американцем Августом Севеном. Он одновременно менеджер, визажист. Фотограф, модельер причесок. Август разыскивал девушек по всему Содружеству. Мы остановили свой выбор на шести юношах и пятнадцати девушках, их средний возраст 18 лет. В основном это русские и украиниы, есть одна дедушка из Бурятии. Все они в начале января собрались на четыре недели в Москве.

Модель, работающая там, должна уметь вести переговоры, заключать договоры, сносно знать английский и уметь постоять за себя. Здесь пишут о том, что девушки, оказавшиеся там, становятся проститутками. Отбирая наших девушек, мы проводили психологическое тестирование «на мораль». Во-первых, ведь каждая девушка представляет лицо нашей фирмы. А во-вторых, модели едут уже подготовленными: у них есть композит-карточка, им не надо снимать за свои деньги квартиру, нанимать фотографа, делающего композиты (за рубежом это очень дорогие услуги). Все это позволяет модели в первый же день приезда приступить к работе. На этой неделе мы отсылаем конверты с предложениями в 150 международных модельных агентств. И надеемся уже через месяц получить приглашения на работу. Я думаю, что десять из двадцати одного будут точно иметь работу. Каждая модель ежегодно будет приносить нам — по минимуму — около пяти тысяч долларов. Контракт мы подписываем на три года, где в первый год мы получаем 15% от доходов модели, второй — 15%, а третий—10%. Ну, а если будут звезды, доходы могут составить несколько миллионов долларов. Одна ведущая супермодель у нас, кажется, есть.

Анатолий Хлебников затратил на подготовку моделей 200 тыс. рублей: гостиница, питание, тренажеры, фото- и типографские услуги, прокат одежды и бижутерии, многим пришлось изменить зубы, форму ушей и носа в Институте красоты.

Ему хочется, чтобы первыми партнерами были японцы. Модельный труд у них хорошо оплакивается. Девушка не должна себе ни в чем отказывать. (Многие модели из России, заканчивая свою карьеру или одновременно продолжая работать, поступают в престижные учебные заведения — Сорбонну, Гарвард…)

Этих ребят предлагает для заграницы фирма «Анатолекс»

«Независимая газета» 18 марта 1992 года