March 17

Принятие новой Конституции должно остановить распад России

Пока же в проекте этого документа, считает профессор М. Лесаж, нет четкого разделения функций между президентом, правительством и парламентом

23–24 марта в Москве состоится русско-французский семинар, посвященный рассмотрению проекта новой Конституции России. Среди его участников — видный ученый-правовед, директор парижского Института сравнительного правоведения, профессор Мишель Лесаж, которого ваш корреспондент попросил прокомментировать этот документ.

Принятие новой Конституции, считает М. Лесаж, является одной из важнейших задач, которые сейчас стоят перед Россией. Политический режим в стране изменился. Государство больше не обладает властью на всей территории страны. Некоторые республики в рамках Российской Федерации и даже ряд регионов не признают постановлений центральных властей. И если эти решения не выполняются на всей территории страны, то нельзя создать правовое государство. Они же будут выполняться только в том случае, если основываются на Конституции, которую приемлет значительное большинство населения.

Конституция пишется для граждан страны, указывает М. Лесаж, а не для юристов или преподавателей права. Она должна быть ясной и понятной. Французы предпочитают короткие конституции. Авторы же вашего проекта, придерживаясь концепции своих предшественников, подготовили Конституцию не только государства, но и гражданского общества. В результате получился очень длинный документ, описывающий различные социально-экономические механизмы, которые можно было бы включить в хартию или в декларацию. Надо ли в таком документе целые две страницы посвящать чрезвычайному положению?

В правовом государстве, подчеркивает М. Лесаж, необходимо с максимальной ясностью определить компетенции различных органов власти. В вашем же проекте пока нет четкого разделения функций между президентом, правительством и парламентом. В его некоторых статьях слишком много власти отводится Верховному Совету, а в других — слишком мало правительству, роль которого недостаточно точно определена. Именно Кабинет министров должен нести главную ответственность за подготовку законопроектов, которые затем обсуждаются в парламенте.

Какова же роль парламента в формировании правительства? М. Лесаж считает «нелогичным» положение проекта, когда для назначения министра надо согласие парламента, который также может добиться его отставки. Глава правительства должен иметь возможность выбирать министров, нести за них ответственность. При этом Верховный Совет, разумеется, может критиковать их действия.

У французского юриста вызывает возражения статья проекта, в соответствии с которой Верховный Совет России имеет право отрешать от должности президента и вице-президента. Смещение главы государства должно быть совершенно исключительной процедурой, а не следствием политического разногласия или недовольства его деятельностью.

Демократия не означает возможности отзыва или отставки правительства, или президента в любой момент — это, по словам М. Лесажа, «сомнительная идея» ленинизма. Демократия означает вручение мандата на определенный срок, и деятельность главы государства оценивается лишь по его истечении. Если во Франции начнут менять президента каждый раз, когда падает его популярность, то это придется делать каждые полгода.

Учли ли авторы проекта Конституции то, что недавно произошло в Грузии и Азербайджане? — задается вопросом М. Лесаж. Едва ли можно считать хорошей моделью ту, при которой избранный всеобщим голосованием президент через несколько месяцев вынужден исчезнуть с политической арены. Конституция должка гарантировать стабильность главы государства, который проводит долгосрочную политику, в то время как правительство занимается политикой текущей.

В течение своего мандата президент должен иметь возможность сменить политику, сменив при этом правительство. При французской системе, напомнил М. Лесаж, когда проводимая политика получает поддержку, это идет «в пользу» президенту. Когда большинство ее отвергает, то «виновато» правительство, глава которого играет роль «предохранителя».

Как же М. Лесаж оценивает статью 76 проекта Конституции, в которой «…не допускаются злоупотребления свободой массовой информации» и которая вместе с федеральным законом устанавливает ограничения в использовании этой свободы? Баланс между свободой печати и ответственностью журналистов, подчеркивает французский юрист, должен фиксироваться не положениями Конституции, а достигается благодаря журналистской деонтологии. В настоящий момент главное заключается не в том, чтобы пресечь возможные «злоупотребления» со стороны прессы, а в том, чтобы — и об этом следовало бы сказать в Конституции — предоставить ей материальные средства для существования и выживания.

Для одобрения Конституции очень важно, отмечает директор парижского Института сравнительного правоведения, провести всесторонние консультации, выявить степень консенсуса и достичь согласия республик и регионов России. Однако настанет момент, когда придется принимать решение. — возможно.с помощью референдума — после чего меньшинству надо будет подчиниться большинству.

И если одна из республик России откажется признать эту Конституцию, говорит М. Лесаж, или выполнять федеральный закон на том основании, что он ей, мол, «не подходит», тогда власти окажутся перед трудным выбором: смириться с беспорядком, пойти на переговоры или применить силу. Мы уже были свидетелями того, что произошло в Чечне. Возможно, следует таким республикам предоставить достаточно широкие возможности для участия в международной жизни без предоставления им статуса независимого государства. Так, скажем, во Франции председатели региональных советов (страна разбита на 22 региона) устанавливают прямые связи с регионами других европейских стран.

Сама по себе Конституция не является гарантом демократии, «крепостной стеной», защищающей от диктатуры. Но она может стать серьезной помехой на пути тех сил, которые хотят захватить власть. Принятие Конституции уже в этом году чрезвычайно важно для формирования в России нормального общества на новой основе. Если этого не произойдет, существует серьезная опасность того, что процесс распада страны ускорится.

«Известия» 18 марта 1992 года