March 13

«Правда» исчезает на неделю. Но и дальше пустота

Редакция «Правды» объявила о приостановке выпуска газеты. Основной причиной названы финансовые трудности.

В субботу, 14 марта, «Правду» получат только москвичи. За пределами столицы газета к подписчикам не поступит. А затем, еще, по крайней мере, неделю, «Правды» не будет ни в киосках, ни в почтовых ящиках подписчиков во всех странах Содружества.

— Для возобновления выпуска нам необходимо изыскать где-нибудь два миллиона рублей, — говорит первый заместитель главного редактора «Правды» Александр Ильин. — Конечно, у нас есть определенные наметки, как получить достаточные кредиты. Но пока говорить об этом рано.

А. Ильин сказал, что руководители «Правды» посвятят наступающую неделю интенсивным поискам спонсоров, кредиторов или компаний, желающих вступить с газетой в деловое сотрудничество.

Хотя на страницах газеты в разное время выступали замечательные журналисты и литераторы, в целом ее стиль считался угрюмым и тяжеловесным. Творческие взлеты и провалы «Правды» никак не отражались на ее приказном лидерстве. Орган ЦК КПСС всегда распространялся под жестким нажимом со стороны партийных комитетов всех уровней, вследствие чего газета неизменно оставалась поразительно доходной.

Полное изъятие этих доходов в фонды ЦК КПСС отчасти компенсировалось последующим, но, как бы из другого кармана, вложением средств в полиграфическую базу издательства «Правда». Издательство располагало мощной финансовой основой и наилучшей в стране полиграфической базой. Назначаемые ЦК и, как правило, из состава ЦК директора издательства по первому знаку выполняли любую прихоть главных редакторов «Правды», которые никогда не опускались до унизительного подсчета затрат на бумагу и типографские услуги.

Положение резко изменилось после августа минувшего года. Закрытая за активную поддержку путча, «Правда» возродилась неделю спустя год учредительством своей журналистской организации. Члена политбюро Ивана Фролова сменил его первый заместитель, член ЦК Геннадий Селезнев, избранный в «главные» самим коллективом.

Однако политические пристрастия правдистов, долгие годы ощущавших себя важной частью аппарата ЦК, не претерпели серьезного пересмотра после августа. Разве что безоговорочная защита Горбачева сменилась столь же безоговорочным его осуждением. «У нас не хватило профессионализма и интеллигентности для того, чтобы стать солидной оппозиционной газетой, — признает Александр Ильин. — Мы немного погорячились, поставив на первое место убеждения».

Первый заместитель глазного редактора отрицает приверженность своей газеты старым коммунистическим идеям. «Мы просто хотим отражать все взгляды, включая те, которые не находят себе места на страницах, скажем, «Известии» или «Комсомольской правды», — говорит он.

Виктор Линник, заместитель главного редактора «Правды», в интервью корреспонденту агентства Ассошизйтед Пресс сказал, что «мы стали одной из жертв нынешней реформы, которая обернулась не чем иным, как огромным и возмутительным повышением цен». Он сказал также, что правительство стремится устранить «Правду» накануне демонстраций в защиту СССР, назначенных на 17 марта.

По мнению Александра Ильина, руководство «Правды» совершило несколько серьезных ошибок в послеавгустовский период. К числу их он относит не оправдавшие себя надежды на доходы от рекламы, пассивность в кадровой работе и опоздания в определении линии газеты.

Хотя все сотрудники редакции будут получать в течение наступающей недели свою зарплату полностью, перспективы дальнейшего выхода не представляются очевидными. Из-за низкой подписной цены (29 рублей в год) и при подписном тираже в один миллион экземпляров газета должна изыскивать ежедневно почти 800 тысяч рублей для покрытия убытков.

«Из-за новой ценовой политики „Союзпечати“ ваша газета почти не продается в киосках», — говорит А. Ильин. Его коллега В. Линник обвиняет, согласно ИТАР-ТАСС, российское правительство, которое «не выполнило распоряжение президента России о предоставлении помощи газетам».

По всей видимости, «Правде» удастся возобновить выход, однако перспективы ее остаются близкими к безнадежности. Старейшая советская газета многие десятилетия была настольной для десятков тысяч бюрократов.

Но и миллионы простых людей привыкли видеть в «Правде» не только щелку на кухню большой политики, но и советчика в повседневной жизни. Многие из них ощутят исчезновение этой газеты как личную утрату.

«Известия» 14 марта 1992 года