March 10

Россия и НАТО: нужны ли мы друг другу?

Если ситуация на территории бывшего СССР нормализуется, существование Североатлантического союза потеряет смысл

Всем памятна досадная опечатка, закравшаяся в послание президента России «большой семерке». В положении о том, что Россия в настоящее время не ставит вопрос о вступлении в НАТО, был пропущен предлог «не», от чего смысл изменился на прямо противоположный.

В этом недоразумении, помимо самого факта, было поразительно другое. Вызвав на Западе изумление, близкое к шоку, эта опечатка не произвела особого впечатления у нас в стране. Многие вообще приняли случившееся как должное.

И объясняется это тем, что в последнее время идея вступления России в НАТО периодически поднимается на некоторых официальных уровнях, в научном и общественном мире.

Драматические события в бывшем СССР и в международной политике в послеавгустовский период основательно изменили наше отношение к Североатлантическому союзу, который традиционно клеймили не иначе как «агрессивный империалистический блок». Ныне маятник качнулся далеко в другую сторону, и этот блок настолько всем понравился, что предлагается то создать свое собственное НАТО в СНГ, то вступить в него России напрямую.

Спору нет, хорошо, что мы отделываемся от убогих стереотипов «холодной войны». Деятельность Североатлантического союза заслуживает во многом положительной оценки. Он был и остается фактором военно-политической стабильности в мире и в Европе.

Особенно отрадны решения НАТО в последнее время: об изменении военной стратегии, сокращении ядерных и обычных вооруженных сил и вооружений, расширении политических функций Союза, в том числе в налаживании сотрудничества со странами Восточной Европы и независимыми государствами — бывшими республиками СССР.

Но от всего этого, от улучшения отношений с бывшими противниками до прямого вступления в Североатлантический союз — дистанция огромного размера. И попытки одним прыжком ее преодолеть в лучшем случае поставят Россию, как непрошеного гостя, в неловкое положение, а в худшем — создадут немалые политические сложности в наших отношениях с США и Западной Европой.

В основополагающем документе НАТО — договоре от 4 апреля 1949 года — в статье 10 говорится, что союз может пригласить любое другое европейское государство, способное содействовать принципам этого договора и сделать вклад в безопасность североатлантической зоны. Однако документ — это прежде всего политическая декларация, а существо НАТО есть нечто иное и гораздо более осязаемое.

Начать с того, что с момента своего основания и по сию пору в Североатлантическом союзе есть четкое разделение ролей и полномочий. США взяли на себя роль гаранта безопасности Западной Европы от искренне воспринимавшейся там угрозы «советской агрессии». Америка предоставила союзникам обязательства защищать их, приняла гласное экономическое бремя поддержания коллективных вооруженных сил и функцию командования ими. Развернула на континенте ядерные вооружения и обычные вооруженные силы, обеспечила поддержку флота и средства морской и воздушной транспортировки для переброски подкреплений из-за океана.

Западноевропейские страны со своей стороны приняли обязательство поддерживать США и посильно помогать им вкладом в коллективную оборону. Предоставили свою территорию для американских военных баз, гарнизонов, складов и прочих объектов.

Именно в этом суть взаимной заинтересованности и разделения прав и обязанностей членов НАТО. Она не изменилась и сейчас, хотя происходит заметное перераспределение ответственности и полномочий в пользу Западной Европы.

Возникает вопрос: в каком качестве собирается Россия вступать в НАТО? Если в качестве гаранта безопасности Западной Европы, то последняя, наверное, скажет: «Спасибо, не нужно». Довольно неловко становиться военными союзниками, когда НАТО и Россия по прежнему нацеливают друг на друга тысячи ядерных боеголовок и будут продолжать эту практику как минимум в течение ближайшего десятилетия. Нужно иметь богатое воображение, чтобы представить себе, как Россия будет координировать с США расчеты обмена ударами в Группе ядерного планирования НАТО.

Или, скажем, как Военно-штабной комитет согласовывает действия противолодочной обороны Запада с прорывом российских подводных лодок через гренландско-фарерский рубеж, а налеты авиации союзников увязывает с действиями противовоздушной обороны СНГ.

В качестве защитника Европу пока вполне устраивают США. Если у НАТО нужда в США когда-то отпадет, то вряд ли на эту вакансию пригласят Россию. Дай ей Бог самой разобраться со своими острейшими проблемами, отношениями в СНГ, избежать развала армии и сохранить контроль над ядерными вооружениями.

Если же предполагается, что Россия будет получателем гарантий безопасности от США или Западной Европы, то и это нереально. Для России с ее трехмиллионной армией и десятками тысяч единиц ядерного оружия нет серьезной военной угрозы извне, для отражения которой нужна была бы помощь Запада. Ни мусульманский мир, ни Китай, ни Украина или другие государства СНГ, ни какая-то иная страна не создают столь серьезную угрозу безопасности России. Реально существующие проблемы — совершенно иного свойства, они более всего коренятся во внутренней нестабильности.

И тут НАТО, как военно-политическая организация, призванная отражать вооруженное нападение с Востока и наносить ответные удары, не в силах нам помочь, да и ни за что не захочет взваливать на себя наши проблемы. Малоконтролируемая ситуация в СНГ и российские встряски — это ведь не греко-турецкий конфликт и не югославский кризис, хотя даже он поставил в тупик Североатлантический блок.

Конечно, так называемая «угроза с юга», в частности исламский фактор, все больше вызывает опасения Запада. Но не настолько, чтобы, спасаясь от грозы, лезть в кратер действующего вулкана.

Еще говорят, НАТО было создано не только для сдерживания СССР, но и чтобы контролировать Германию. После ее объединения это становится еще более актуальной задачей, и Россия готова помочь. Однако с Германией Запад, наверное, как-нибудь разберется, а вот контролировать Россию — предприятие весьма сомнительное. К тому же не мешало бы спросить немцев, хотят ли они, чтобы их контролировали с помощью России, которой Германия оказывает самую большую экономическую помощь.

Что бы там ни говорили, главным соображением в пользу сохранения Североатлантического союза (пусть в видоизмененной форме, но с прежней сутью) является нестабильность и непредсказуемость ситуации на Востоке. И в первую очередь речь идет о будущем России — все еще самой мощной военной державы, переживающей глубочайший экономический и политический кризис.

В этом плане вопрос о вступлении России в НАТО решался бы автоматически. Пока ситуация в России столь нестабильна, ее вступление в союз просто развалило бы его, и поэтому участники Североатлантического договора не торопятся приглашать нас согласно статье 14. Тем более что цели вступления и роль России в НАТО совершенно невразумительны.

Если же, как хочется верить, положение в России нормализуется и она будет готова к вступлению в НАТО, то этот блок немедленно утратит смысл своего существования. Вступать, попросту говоря, будет некуда.

Тогда настанет время создавать настоящую систему коллективной безопасности, включающую США, европейские страны, Россию и ее нынешних соседей, Японию и другие государства. Если Североатлантический союз трансформируется в подобную новую систему безопасности, то от НАТО в ней останется одно название, Да и то — вряд ли.

«Независимая газета» 11 марта 1992 года