March 6

Шеварднадзе возвращается в Грузию

Политическая биография Эдуарда Шеварднадзе, связанная с Грузией, пришлась на время коммунистического правления. Он возглавлял министерство внутренних дел, Тбилисский горком, потом ЦК компартии. Его политическая деятельность в Москве, прежде всего как министра иностранных дел, хорошо известна. В последнее время, после прихода к власти 3. Гамсахурдиа, Шеварднадзе был фактически объявлен в Грузии персоной нон-грата. И вот в субботу, 7 марта Эдуард Шеварднадзе возвращается в Грузию.

Накануне в здании Внешнеполитической ассоциации прошла пресс-конференция. В распространенном на ней заявлении Э. Шеварднадзе подчеркнул: «Мол нынешний выбор не есть только мой личный выбор. Продиктованный зовом ответственности, он согласован с волей множества моих соотечественников, четко и ясно выраженной в письмах, телеграммах, непосредственных личных обращениях в ходе многочисленных встреч и бесед — будь то с руководителями Республики Грузия или лидерами политических и общественных организаций самого широкого спектра, представителями творческой и научной интеллигенции, студенческой молодежи, рабочими, людьми крестьянского труда».

Отвечая на вопрос, в каком качестве он едет в Грузию, Эдуард Шеварднадзе ответил, что это для него второстепенно и что главное — оказаться максимально полезным своему народу. Но заметил все же, что едет не как частное лицо, а как политический и общественный деятель. Перед поездкой в Грузию Шеварднадзе, по его словам, заручился поддержкой ряда крупных политических лидеров. В частности, накануне у него состоялся телефонный разговор с Борисом Николаевичем Ельциным, и тот обещал ему максимально возможную поддержку стабилизации экономического положения в республике.

В случае, если Грузия пойдет по демократическому пути, всестороннюю поддержку, как сказал Шеварднадзе, ему обещали его многочисленные друзья за рубежом, причем не только политические лидеры, но и деловые круги.

На вопрос о перспективах вступления Грузии в СНГ Шеварднадзе ответил, что, на его взгляд, спешить с рассмотрением этого вопроса не стоит. «Надо учитывать настроения народа, — сказал он. — И возможно это потребует проведения референдума. Пока же лучше заключать двусторонние соглашения с суверенными республиками, но не декларативные, а фундаментальные».

«Возможен ли после свержения Гамсахурдиа аналогичный рецидив в будущем?» В ответ на этот вопрос Э. Шеварднадзе сказал, что в любом случае свержение Гамсахурдиа — это факт, который определила воля народа и в котором он не участвовал. А судьба будущего президента зависит от его политической линии. Шеварднадзе также заметил, что существование впредь в Грузии самого института президентской власти еще требует обсуждения, но что если президентские выборы состоятся, он будет в них участвовать.

Коснувшись ситуации в Закавказье, Э. Шеварднадзе отметил, что здесь должен быть установлен новый, мирный порядок. Что касается проблемы Южной Осетии, то он категорически против пересмотра границ.

Первым по прилете в Грузию Шеварднадзе намерен посетить католикоса, с которым его связывает дружба. Потом — могилы погибших 9 апреля и во время трагических событий нынешней зимы. В числе первоочередных — встречи с лидерами политических партий и общественных движений, с молодежью, посещение Тбилисского университета.

На вопрос «Известий», не опасается ли он, что, хотя рейтинг его в республике растет, появление его в Грузии может вызвать дестабилизирующий эффект, Шеварднадзе ответил: «Если только я почувствую, что вношу диссонанс, на другой день я возьму билет обратно. За рейтингом я постоянно слежу. И то, что он существенно повышается, вызывает у меня только волнение — сумею ли я справиться со своими задачами. Главное мое чувство сейчас — это чувство ответственности».

«Известия» 7 марта 1992 года