March 1

Как номенклатуру отоварить миллиардом

В последний рабочий день недели на заседании правительства был освобожден от должности заместитель председателя Госкомимущества России Александр Юткин, подписавший документ об образовании акционерного общества закрытого типа «КОЛО» с уставным капиталом в один миллиард рублей. Кроме предприятий и организаций из равных государств СНГ, в том числе и оборонных, МВЭС, ТАСС, соучредителями стали полтора десятка физических лиц. Некоторые из них прежде работали в аппарате ЦК КПСС, не исключено, что есть и подставные граждане. В качестве платы они вносили не живые деньги, а так называемую интеллектуальную собственность. «Интеллект», скажем, небезызвестного Леонида Кравченко, бывшего председателя Гостелерадио СССР, потянул на 10 миллионов рублей. Это лишь вдвое меньше стоимости космического радиолокационного комплекса или аэродрома «Внуково-3», которые были тоже внесены в уставной фонд. Некто Олег Быков, ставший председателем правления «КОЛО», оценил себя в 30 миллионов. Ходатаем об образовании акционерного общества выступил министр промышленности России А. Титкин.

В «КОЛО» в долгосрочную аренду передавались цехи и подразделения НПО «Энергия», «Вега», ПО «Марийского машиностроителя», «Машиностроительного завода им. Дзержинского», Йошнар-Олинсного машзавода, Тайбинской горно-обогатительной фабрики, Информационного агентства ТАСС и других организаций. Стоимость имущества в уставном капитале, оцененного в 700 с лишним миллионов рублей, была занижена по крайней мере на два порядка.

По постановлению правительства назначено служебное расследование. Дело будет передано в Прокуратуру России. Виновником же несостоявшейся номенклатурной приватизации стал председатель Госкомитета по антимонопольном политике и поддержке новых экономических структур Валерий Черногородский.

— Валерий Петрович, вероятно, мы можем себя в некотором роде поздравить: наконец-то власти взялись за номенклатурную приватизацию, о которой прежде лишь много говорилось, но невозможно припомнить случая, который был бы предан огласке и раскручен до конца правоохранительными органами.

— Я не уверен, что нет других подобных и уже зарегистрированных обществ и что там, где должны следить, чтобы госимущество не уходило частным лицам, есть должный заслон. Мы сталкивались со случаями, когда Минфин то ли по халатности, то ли по какой-то заинтересованности регистрировал акционерные общества без нашего согласия. В частности, на Ленинградской «Электросиле» была попытка создать АО на полтора миллиарда рублей. Там тоже была сплошная «химия». Мы вмешались, и его распустили.

— Так в чем же криминал при создании акционерного общества «КОЛО»?

— Во-первых, госимущество отдается за бесценок по остаточной стоимости. Физические лица вносят интеллектуальную собственность, то есть ничто, фикцию. Увы, в нашем законодательстве есть щели, допускающие подобные сделки. До тех пор, пока будет такая возможность существовать, неизбежно прямое перекачивание народного добра в частные руки. Интеллектуальную собственность можно лишь покупать с оценкой риска. Но вносить ее в уставной капитал — ненормально.

— Но по закону-то не запрещено?

— Уверен, здесь нужна корректировка. Передавая Генеральному прокурору России дело, я обратил внимание на то, что одному из хозяйственных субъектов создаются более благоприятные условия органами власти и управления. Например, с одного из оборонных заводов изымают производство бензопил и отдают его в это акционерное общество за бесценок. А трудовые коллективы за остальное нерентабельное производство будут вносить денежки по полной цене. К тому же персонал предприятий не был поставлен в известность, что отдельные цехи и производства использованы в качестве вклада в уставной фонд. Хотя все директора представили на этот счет правильные бумаги.

Такая же история была с Петровским пассажем в Москве. Когда магазину предоставили право юридического лица, выяснилось, что он давно внесен в качестве уставного капитала в некое СП, коллектив же работал, ничего не подозревая о том, как с ним обошлись.

Учитывая, что в «КОЛО» участвует еще и Беляков, бывший заведующий оборонным отделом ЦК КПСС, надо полагать, что этот случай не первый и не единственный. Если бы «КОЛО» регистрировалось не в Москве, а в каком-нибудь сельсовете, никто бы вообще не разобрался.

Раньше номенклатура отоваривалась дефицитом с заднего хода, а остатки выкидывались на прилавок. Теперь то же самое происходит с приватизацией. Самое лучшее, самое ценное изымают, а потом открывают двери — это ваше, граждане.

На ближайшем Президиуме Верховного Совета я буду просить возможность высказаться. Нужно немедленно года на два запретить создание акционерных обществ со смешанным капиталом. До разработки всех методик оценки интеллектуальной собственности приостановить ее внесение в качестве уставного капитала. В-третьих, создать два десятка государственных холдинговых компаний, а не перекрашивать министерства и ведомства под них, что сейчас и происходит с большим размахом. И этим нормальным холдингам поручить разыскать и истребовать имущество, принадлежащее государству, но переданное министерствами перед их ликвидацией в акционерные общества, совместные предприятия, различным ассоциациям. Сделать точно так же, как поступили с имуществом КПСС.

— Как же тогда расценивать заявление председателя Госкомимущества Анатолия Чубайса, что нормативные документы впрямую противоречат номенклатурной приватизации и, надо полагать, ее не допустят.

— Если бы они провели операцию с «КОЛО» аккуратнее и скромнее, тогда их, к сожалению, поймать было вообще нельзя. Эти наглые и грубые ошибки были в расчете на помощь очень высокопоставленных людей — и бывших, и нынешних.

— Надеялись, что будет все прикрыто?

— Только этим можно объяснить. Так что очень красивая теория относительно возможности или невозможности номенклатурной приватизации практикой не подтверждается.

— И все же хочется надеяться, что этот случай станет лишь эпизодом.

— Разочарую. На основе государственного концерна «Газпром» сейчас создано акционерное общество закрытого типа. Учредителями выступают Госкомимущества России, Госкомимущество Беларуси и Кабинет министров Украины. Уставной фонд — 73 миллиарда рублей. Россия внесла практически все месторождения, всю промышленность на сумму 65 миллиардов, Беларусь — менее миллиарда и Украина —7 миллиардов. В высший орган акционерного общества — Совет директоров — входит известный нам Юткин. Причем решения совета принимаются по принципу консенсуса. И теперь, чтобы заправить зажигалку в России, я должен договориться об этом и с двумя остальными соучредителями. Практически вся газовая промышленность республики теперь принадлежит этому акционерному обществу.

Я не думаю, что «Газпром» стремится к непосредственному захвату госсобственности для ее передачи частным лицам. Но документами акционерного общества такая возможность допускается. По прежней схеме не исключается присутствие физических лиц. Можно выпустить дополнительный пакет акций на несколько миллиардов и продать их ограниченному числу людей. Совет директоров волен определить — кому. А в качестве оплаты принять все ту же интеллектуальную собственность. Все это уставом допускается. Так что этот документ полностью отвечает на вопрос о том, возможна номенклатурная приватизация или нет.

— Акционерное общество уже зарегистрировано?

— Пока они не могут открыть расчетного счета из-за сопротивления нашего комитета, А мы считаем, что в данном случае возникнет еще более страшный вариант, чем с «КОЛО».

— Скажите, но без председателя Госкомимущества такой вопрос разве мог быть решен?

— Его подписи на документах нет. Я ему позвонил и письменно известил о недопустимости подобного шага.

— И какова реакция?

— У меня есть основания считать, что Госкомимущество нас поддерживает. Но с утра меня доставал по вертушке председатель концерна «Газпром» Черномырдин: мол, все правительства подписали, а ты что — пуп земли?

— Валерий Петрович, но в состоянии ли ваше ведомство остановить все это?

— У комитета хватает и других задач, а для защиты интересов государства и создано Госкомимущество. У нас же законное основание для сдерживания номенклатуры только одно: когда внеэкономическими путями акционерные общества получают преимущества на рынке.

Как человека меня не может не возмущать вся эта прихватизация. Не говорю уже о том, что, кроме вертушечного шантажа, который идет со всех сторон, уже начинаются физические угрозы. Поверьте, это не моя личная блажь. Если мы допустим подобную растащиловку, цивилизация в этой стране кончится. И если я чего-то не понимаю, то я должен уступить место другому. У меня есть имя — это единственное, что я оставлю в наследство своим детям.

Вел беседу
Владимир Служаков.

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР, из Госкомимущества сообщили, что в учредительные документы АО «КОЛО» физические лица попали после того, как бумаги ушли из Госкомимущества. Более того, добавилось еще несколько юридических лиц.

Таинственная история!

«Российская газета» 2 марта 1992 года