March 1

По-нашему, по-российски

События и публикации 2 марта 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Весна 1992 года началась с «приватизационного» скандала. В СМИ попала информация о том, как создавалось некое АОЗТ «КОЛО». Правда, тогда, на фоне более важных забот – о хлебе насущном, о жилье, о средствах для дальнейшего существования, из населения мало кто этот скандал заметил. А жаль: он, как принято говорить, был знаковым. Предвестником, так сказать. Уже через пару-тройку лет такими скандалами было никого не удивить.

«Российская газета» 2 марта в рубрике «Скандал» под заголовком «Как номенклатуру отоварить миллиардом» опубликовала интервью с председателем Госкомитета по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур Валерием Черногордским. Интервью предваряется изложением сути дела:

«В последний рабочий день недели на заседании правительства был освобожден от должности заместитель председателя Госкомимущества России Александр Юткин, подписавший документ об образовании акционерного общества закрытого типа «КОЛО» с уставным капиталом в один миллиард рублей. Кроме предприятий и организаций из разных государств СНГ, в том числе оборонных, МВЭС, ТАСС, соучредителями стали полтора десятка физических лиц. Некоторые из них прежде работали в аппарате ЦК КПСС, не исключено, что есть и подставные граждане. В качестве платы они вносили не живые деньги, а так называемую интеллектуальную собственность. «Интеллект», скажем, небезызвестного Леонида Кравченко, бывшего председателя Гостелерадио СССР, потянул на 10 миллионов рублей. Это лишь вдвое меньше стоимости космического радиолокационного комплекса или аэродрома «Внуново-3», которые были тоже внесены в уставной фонд. Некто Олег Быков, ставший председателем правления «КОЛО», оценил себя в 30 миллионов».

В «КОЛО» в долгосрочную аренду передавались цеха и подразделения НПО «Энергия», «Вега» (для тех, кто не в курсе – это предприятие по разработке радиолокационных систем и систем разведки и управления наземного, авиационного и космического базирования), Машиностроительного завода им. Дзержинского, ТАСС и других организаций. Стоимость имущества в уставном капитале, оцененного в 700 с лишним миллионов рублей, была занижена, по мнению экспертов, по крайней мере, на два порядка.

К счастью, история «КОЛО» была недолгой, и все достаточно быстро удалось вернуть «на круги своя». Но, увы, подобных фактов, с позволения сказать, приватизации, или, как очень метко прозвали ее в народе - «приХватизации», становилось, чем дальше, тем больше. Напомню, что тогда за приватизацию отвечал Госкомитет по управлению имуществом (Госкомимущество), который возглавлял Анатолий Чубайс.

Спустя несколько лет, в нашумевшей книге «Приватизация по-российски» (помните так называемое «дело писателей»?) он так вспоминает этот этап в истории России:

«На финише 1991 года стихийная приватизация уже бушевала вовсю. По сути, это было разворовывание общенародной собственности. Но это разворовывание не было нелегальным, потому что легальных, законных схем разгосударствления не существовало.
Чаще всего работали две схемы захвата госсобственности. Первая: имущество госпредприятия просто переписывалось как составная часть имущества некоего вновь создаваемого акционерного общества. Вторая: госимущество становилось частной собственностью в результате проведения нехитрой операции «аренды с выкупом».
В первом случае всякий здравый смысл игнорировался открыто и бесстыдно. Скажем, берется имущество такого госпредприятия, как НПО «Энергия», и вносится во вновь создаваемое акционерное общество. А другую долю в этом акционерном обществе может составлять интеллектуальная собственность некоего товарища Петрова. Или денежный взнос товарища Петрова в размере одной тысячи рублей. Поскольку технология оценки долей никак не прописана юридически, ничто не мешает тому, чтобы имущество НПО «Энергия» было оценено так же, как интеллектуальный взнос товарища Петрова. При этом имущество НПО оценивается по остаточной стоимости на дату последней переоценки. А последняя переоценка была год назад, и за это время номинальная стоимость производственного объединения в результате инфляции выросла в 25 раз...
Что интересно: открутить обратно такие сделки, как правило, невозможно. Потому что вновь созданные акционерные общества тут же вносятся в какие-нибудь другие акционерные общества, и в составе этих обществ они еще раз оцениваются, и переоцениваются, и вновь куда-то вносятся...
Абсолютно непробиваемая схема. Абсолютно неограниченных размеров хищения. Почему я вспомнил НПО «Энергия»? Именно с этим объединением была провернута самая крупная, самая скандальная сделка по вышеописанной схеме. Акционерное общество «КОЛО» - так называлось все это безобразие. В это «КОЛО» были внесены цеха, производственные мощности крупнейшего космического комплекса России. А вместе с ними — интеллектуальный вклад товарища Кравченко, телевизионного начальника, бывшего руководителя Гостелерадио. И не его одного. Много там было уважаемых людей в акционерах и в совете директоров.
Долго и тяжело я разбирался с этой историей, как только пришел. Юридических инструментов в моем распоряжении ведь никаких не было. Уволил тогда своего зама Юткина, который подписывал документы по этому «КОЛО». Пытался создать хотя бы пропагандистскую атмосферу, чтобы люди поняли: этого нельзя, ребята; это что-то нехорошее».

Вполне допускаю, что именно так и обстояло дело, и что Чубайс был абсолютно никак не связан с «делом «КОЛО», тем более, что возглавил Госкомимущество Анатолий Борисович всего за два с половиной месяца до описываемых событий – в середине ноября 1991 года.

И в продолжение темы «КОЛО» – «Известия» в этот же день на последней полосе публикуют информацию «Авария на Аничковом мосту»:

«28 февраля в 22 часа в Санкт-Петербурге на Аничковом мосту автомобиль ЗАЗ-968 выехал на полосу встречного движения и столкнулся с такси. В результате аварии пострадали пассажиры «Запорожца» - двое детей и взрослый. Управляла машиной Л. Чyбайс. Практически сразу после того, как стало известно об этом ДТП, возникли слухи, что это не рядовая авария, а - ни много ни мало - покушение на родных председателя Госкомимущества России Анатолия Чубайса. Произошло ДТП практически на следующий день после того, как на заседании правительства России был освобожден от должности заместитель Чубайса А. Юткин, оказавший поддержку в регистрации крупному военно-промышленному акционерному обществу, которое учредили ряд специальных предприятий и 14 физических лиц. По сути, боссы ВПК получили ощутимый удар и якобы не могли на него не ответить...»

Авария была. Газета в этом убедилась. И пострадала в аварии девочка – тезка дочери Чубайса – тоже Ольга (правда, в заметке ей 6 лет, а дочери Анатолия Борисовича на тот момент должно было быть никак не меньше 8-и). Но вот, была ли Л. Чубайс первой супругой Анатолия Борисовича – Людмилой, или все произошедшее – простое совпадение, так и осталось тайной. «Известия» в такие «желтые» подробности тогда еще не вдавались.

Весьма необычная информация в рубрике «Радиодайджест». Со ссылкой на «Радио Свободу», «Российская газета» сообщает о некоем гамбургском бизнесмене Хорсте Гюннере, который разрабатывает проект строительства дороги от западных границ России до Дальнего Востока. Сообщается, что строительство обойдется «в круглую сумму от 15 до 20 миллиардов долларов» и может занять от 8 до 15 лет. Для финансирования проекта в течение двух лет, как планировал г-н Гюннер, будут выпускаться акции и продаваться компаниям и частным лицам всего мир. «Предприниматель уже имел переговоры с рядом российских банков, и они проявили заинтересованность», – пишет «РГ».

Прочтя эту информацию, невольно горько улыбнулся, подумав о наивности европейцев и американцев, пытавшихся в те годы начинать бизнес в России. Не знаю, как считал немецкий бизнесмен, но приведу такой пример. Строительство МКАД (точнее – ее реконструкция) в те же годы обошлось в среднем в 100 млн. долларов. Но – за километр! При длине 107 км – общая стоимость реконструкции одной только Московской кольцевой - 10 млрд. (!) долларов.

К слову, ТТК обошлось и того дороже – в 117 млн. долларов за километр. А на каждый километр Четвертого кольца планировали тратить уже по 550 миллионов «зеленых».

Таким образом, дорога длиною в 9-10 тысяч километров (среднее расстояние от западных границ России до восточных окраин), даже при условии, что она была бы везде двухрядной, в России обошлась бы никак не меньше, чем в 200 миллиардов долларов. И это без учета климатической сложности. Конечно, если бы герр Гюннер строил такую же дорогу в США, то ему как раз и пришлось бы потратить около 15-20 миллиардов – там средняя цена километра «четырехполоски» около 5 миллионов долларов. И это сейчас. А в те годы – раза в два дешевле.

Ну, вот такие вот у нас расценки. Теперь-то иностранцы уже знают об «особенностях национального российского бизнеса». И изначально закладывают «откатную» составляющую во все коммерческие расчеты. Это у них называется «вести бизнес по-российски».

И правда, умом Россию не понять…

Написал эту тютчевскую фразу, с детства заложенную в сознание, и сразу вспомнил Игоря Губермана: «Давно пора, ….. мать, умом Россию понимать». К сегодняшней жизни Губерман, мне кажется, ближе.

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник