February 20

Без флага, без гимна и с чувством достоинства выступают на олимпиаде спортсмены СНГ

Согласитесь, какие-то двоякие чувства испытываем мы в дни нынешней Олимпиады в Альбервиле. С одной стороны, борьба за медали захватывает, а с другой — даже самые блистательные победы или досадные неудачи наших не бередят душу, как в былые времена.

Не поворачивается язык называть олимпийцев «объединенная команда СНГ», как велит официальный протокол. Вот и пишу — «наши». Будь то Любовь Егорова из Санкт-Петербурга, Виктор Петренко из Одессы или Владимир Смирнов из Казахстана. Пока они действительно все — наши, а вот что будет потом…

Бывший Союз всегда считался могучей спортивной державой. Большой спорт, его люди, несмотря на все катаклизмы застойных времен, были истинной нашей гордостью — не надуманной, а реальной, осязаемой. И медали, аплодисменты, фанфары обрамляли честные, невымышленные победы советских атлетов.

Хотя всем, наверное, ясно, что тогда наш спорт не просто субсидировался государством, а был витриной режима, чуть ли не главным козырем в идеологической борьбе. Да и сами спортсмены, тренеры в общем-то принадлежали к людям привилегированным, хотя их гонорары на фоне зарубежных коллег выглядели нищенскими. К счастью, повторю, не все измерялось «честью флага»: профессионализма тренерам и спортсменам было не занимать, ибо спортивная индустрия соответствовала самым высоким мировым стандартам.

А сегодня великая спортивная держава доживает последние дни. Да, усилия вице-президента МОК Виталия Смирнова увенчались успехом, и во Францию уехала единая команда. Да, и в Барселоне, скорее всего, удастся сохранить единство. Вот только оказалась эта команда словно без родства: без флага, без гимна. Смотришь на наших чемпионов и призеров, и такое ощущение, словно какие-то инопланетяне участвуют в Олимпиаде, допущенные к ней как бы вне конкурса.

Стоят наши герои на пьедестале, слушают олимпийский гимн, а на душе наверняка кошки скребут. Спорт-то чем провинился, господа политики?.. Нет-нет, я вовсе не призываю к тому, чтобы спортсмены посвящали свои победы КПСС, демократам или Леониду Кравчуку и Борису Ельцину. Хотя некоторые западные журналисты именно сегодня напомнили, как легендарная фигуристка во всеуслышание однажды заявила: «Эту золотую медаль я посвящаю партии». О другом речь. О традициях, гордости нашей, чести, если хотите. Ведь иные дебютанты от политики и невежды от спорта под лозунгом типа «Ломай все старое!» крушат все подряд — плохо ли, хорошо построено.

Вспоминаю Калгари, 1988 год. И ликование наших бобслеистов Яниса Кипурса из Риги и москвича Владимира Козлова, ставших олимпийскими чемпионами. А сейчас они — в разных командах и остались без медалей. Не суждено, видимо, подняться на пьедестал почета в Альбервиле и Виде Венцене из Литвы, хотя она наверняка смотрелась бы в лыжной эстафетной команде. Дай Бог, если Виктор Петренко со временем станет лидером украинской школы фигурного катания, хотя, скорее всего, уйдет после Олимпиады в профессионалы.

Слова эти — досада за убиваемый, растаскиваемый по углам наш сильный, незаурядный спорт. Становящийся в исполнении спортивных чиновников на местах совсем недружным в Содружестве Независимых Государств.

Безусловно, то, что происходит сейчас со спортом, — отражение всей нашей беспорядочной, суетной жизни, закольцованной проблемами. Тренеры и их ученики, с одной стороны, как-то в одночасье оказались предоставлены сами себе, лишившись финансовой поддержки государства, а кое-где оказались заложниками политических амбиций местных властей — с другой.

Впрочем, не только о функционерах речь. «Помогает» им порой и наш брат, журналист. Меня, например, откровенно резанула фраза одного из коллег во время репортажа о горных лыжах, что, мол, наша дружная команда считает себя сборной России, ибо все три лыжника в ней — россияне. Удивительная бесцеремонность и бестактность не только по отношению к остальным олимпийцам, но и к спорту вообще…

Судьба спорта не может не волновать миллионы его поклонников. Оказавшись в западне, став продуктом тоталитарной пропаганды, наши спортсмены, в том числе нынешние олимпийцы, выглядят в рухнувшем вдруг государстве изгоями. И знают они, что нет такой страны, как СНГ, значит, и общего гимна с общим флагом тоже больше не будет. Но большой спорт останется, сохранить его мы просто обязаны. Как обязаны всерьез задуматься о судьбах всех людей спорта.

Наверное, когда-нибудь в странах СНГ приоритет все-таки будет за спортсменами и тренерами — как личностями, профессионалами своего дела. И только они сами будут решать — вместе или врозь добывать им спортивную славу. А пока…

Все, что осталось у представителей некогда мощной спортивной державы в Альбервиле, — это чувство собственного достоинства. Плюс мастерство. К счастью, этого их никто лишить не в силах…

«Известия» 21 февраля 1992 года