February 16

Гимн кофеварке

События и публикации 17 февраля 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

С 14 по 16 февраля 1992 года в Минске главы государств СНГ обсуждали едва ли не самый проблемный вопрос, вставший перед бывшими республиками СССР – что делать с ее Вооруженными Силами? «Разногласия по армейским проблемам могут победить «непобедимую и легендарную», «В Минске Содружество сохранили, но вряд ли укрепили» – заголовки «Известий» тех дней (15 и 17 февраля соответственно).

Они отражают тот хаос, который царил в головах руководителей государств, образовавшихся за полтора месяца до встречи. Еще бы! Как разделить одну из самых могущественных армий мира, обладающую ядерным потенциалом? Это все равно, что из миксера независимо друг от друга извлечь компоненты коктейля. Армия так пронизала жизнь республик, так спаяла их в единую оборонительную систему, что, казалось, переделать этот организм не только чрезвычайно хлопотно, но и весьма опасно. Поэтому не удивительно, что руководители государств, на чьи плечи легло тяжелое бремя срочного формирования юридически полноценных субъектов международного права, терялись: с какого боку подойти к разделу Вооруженных Сил?

Ситуацию того времени, на мой взгляд, очень точно передала лондонская «Файнэншл таймс»:

«Проблемы, возникшие в результате развала Советского Союза (а многие из них имеют мировое значение), настолько велики и требуют такой смелой, последовательной работы над их решением, что не стоит удивляться, если руководители республик уходят от них, подписывают соглашения, которые нельзя уважать, и откладывают до следующей встречи вопросы, которыми не могут заставить себя заниматься».

В конце концов, из нескольких вариантов реформирования Армии сам собою был избран наиболее естественный: каждое государство создало свои собственные Вооруженные Силы. Этот процесс оказался чрезвычайно болезненным для многих военнослужащих, особенно для офицерского состава: им приходилось делать выбор – служить в армии государства, на территории которого они оказались на момент распада СССР (с обязательным принятием местного гражданства), или перебираться туда, куда звало сердце, на исконную Родину.

В эти непростые дни, в канун минского саммита, произошел инцидент, который мог закончиться весьма плачевно. Тринадцать офицеров во главе с заместителем командира войсковой части, прихватив полковое знамя, самовольно подняли в воздух шесть фронтовых бомбардировщиков СУ-24М, базировавшихся на западноукраинском аэродроме в Хмельницкой области, и взяли курс на подмосковный Чкаловск. Там их встретил командующий ВВС Содружества генерал-полковник Дейнекин.

Офицеры совершили преступление: они угнали не принадлежащие им самолеты, незаконно пересекли государственную границу, могли спровоцировать межгосударственный конфликт, их могли сбить ПВО. Но в России они стали героями. Дескать, летчики поступили как настоящие патриоты.

Пилоты заявили: они не желали служить чужому государству. А теперь только представим, что бы могло произойти, если бы их примеру последовали танкисты, моряки, воины ракетных войск стратегического назначения. Слава богу, обошлось.

Этот непростой период распада империи развеял очень много мифов, на которых империя держалась. Например, тот, что СССР окружен сплошными врагами, которые только и ждут минуты, когда можно будет уничтожить ненавистную им страну развитого социализма. Мне запомнились многочисленные пропагандистские плакаты, которые висели в красном уголке нашей войсковой части. На одном из них был нарисован американский солдат со звериным выражением лица, из его рта капала слюна. Надо полагать, это он хотел всех нас поработить. Более удобного часа для реализации империалистических замыслов, чем в начале 1992-го, трудно было придумать.

Однако почему-то никто не воспользовался таким щедрым подарком судьбы. Наоборот, мир с замиранием сердца следил за происходящим на одной шестой части суши и от всей души желал, чтобы бурные процессы здесь, как писал поэт, пришли в угомон.

Так был разрушен первый, и весьма важный миф, без которого СССР не мог существовать. Именно вражеским окружением власти объясняли необходимость держать в мирное время гигантскую армию, клепая танки в таких количествах, что это уже было похоже на паранойю. Две трети промышленности страны работали на армию. Например, вместо того, чтобы шить красивое женское белье, наши швеи шили шинели. Нашили столько, что в конце 60-х солдаты донашивали шинели, пошитые еще перед войной! Такова была доктрина: мы – носители самой справедливой в мире идеи, а потому находимся в окружении врагов. Доктрина ложная, разорявшая страну и на протяжении всей истории Советского Союза толкавшую на поступки, за которые нам сегодня должно быть стыдно. Например, за то, что наши соколы в 1939-м бомбили Хельсинки точно так же, как фашистские – Москву в 1941-м.

В наши детские головы на уроках истории вдалбливали мысль: финны, мерзавцы, под боком колыбели революции соорудили оборонительную линию Маннергейма с целью агрессии против СССР. Более абсурдное утверждение трудно придумать. Время показало: даже когда ее понуждали к этому, Финляндия не стала воевать с соседом. Так зачем же наши бойцы пришли на их землю убивать бывших подданных одного с нами императора?

Разрушение первого мифа тянуло за собой разрушение второго: что наша армия исключительно мирная, а ее бойцы все как один – миротворцы. Мой тесть, воевавший в финскую, рассказывал, как на его глазах наши солдаты клали живьем под танки попавших в плен финских солдат.

Нашу армию наша история называет освободительной. Но вступая в Западную Украину, Белоруссию, Бессарабию, Прибалтику, она двигалась на Запад точно так же, как армия вермахта, подминая под себя Чехословакию, Австрию, Польшу, двигалась на восток. Нам должно быть стыдно за совместный с гитлеровцами военный парад в Бресте, проведенный на пепелище гордой страны.

Наши патриоты-историки говорят: Польша сама виновата, не захотела пропустить советские войска на свою территорию для обуздания Гитлера. Но поляки помнили поход армии Тухачевского на Варшаву в 1919-м. На их глазах наши войска бесцеремонно оккупировали Латвию, Литву и Эстонию. Они понимали: если «советы» войдут в Польшу, их оттуда уже не выгонишь.

Вот политические последствия доктрины, о которой мы говорили, и у которой есть еще одна составляющая: прибрать к рукам все, что плохо лежит. При этом не гнушаясь методом, к которому прибегали беспризорники времени Гражданской войны, прося милостыню: мадам, дайте пятачок, а то плюну вам в физиономию, а я – сифилисный.

Западная Украина и Прибалтика поднялись против «советов». Лучшие сыны и дочери с оружием в руках пытались отстоять независимость своих государств. Точно так, как это пытались сделать Зоя Космодемьянская и тысячи других мужественных граждан, защищавших свою Родину от фашистов. Наша армия истребляла этих патриотов.

Она стала освободительной и желанной едва ли не единственный раз за всю историю советской власти – когда вместе со всей Европой и Соединенными Штатами боролась с фашистской Германией, которую сама же в свое время и вскормила. Она действительно принесла Европе на своих штыках долгожданную свободу. Но тут же из армии-освободительницы превратилась в армию-оккупанта.

В разное время во всех странах так называемого социалистического лагеря народы восставали против коммунистического режима, установленного Москвой. И всюду армия крайне жестоко подавляла мятежи.

В разное время Вооруженные Силы СССР по-разному угрожали миру. Танками, подводными лодками, десантниками. Наступило время – стала угрожать баллистическими ракетами. Я служил в этих войсках и помню, как нас натаскивали ненавидеть наших мифических врагов. Как идя на дежурство, мы каждый день видели плакат, на котором было начертано, на кого направлено наше страшное оружие.

Огромный подземный город с пусковыми шахтами по договоренности об ограничении стратегических вооружений с США давно взорван. Зачем он был нужен? Миллиарды рублей пущены на ветер. Бессмысленный труд. Бессмысленная служба. Оказывается, если в Кремле по-иному думать, то можно экономить деньги, вместо ракет делать более нужные в хозяйстве кофеварки. Оказывается, если перестать ненавидеть весь мир и доказывать, что он живет неправильно, то мир становится безопаснее. И армия нужна совсем иная, чем та, которую строили десятилетиями.

Армия – безропотное орудие власти. Ей скажут убивать – будет убивать. Скажут защищать – будет защищать. В своем предыдущем комментарии «Кислород для диктаторов» я рассказал об использовании Вооруженных Сил против собственного народа, уставшего жить по безнравственным и порочным правилам. Защищая себя, коммунистическая власть руками армии пролила кровь в Тбилиси, Баку, Вильнюсе... В конце концов в Москве…

Коммунистические диктаторы создали нашей армии печальную репутацию. Ее боятся. Ее ненавидят. С какой быстротой все наши бывшие союзники по Варшавскому блоку, как только представилась возможность, рванули в блок нашего потенциального противника – НАТО. Членами Северо-Атлантического союза стали Эстония, Латвия, Литва, намерены вступить в блок Украина и Грузия. Это о чем-то говорит?

Исторический экскурс я предпринял с единственной целью – показать, почему распался Союз, считавшийся нерушимым, и почему его армия рассыпалась, как мозаичное панно. У СНГ, как показало время, структуры аморфной, формальной, не могло появиться и общей армии. К Центру люди не испытывали и не испытывают безоговорочного доверия. Он зачастую продолжает вести политику, доставшуюся ему от коммунистических предков. Это политика человека склонного к лени, но амбициозного и не умеющего справиться с переполняющей его завистью к соседу, у которого дела идут лучше. Проблемы соседа его радуют, а поэтому при всяком удобном случае российские власти готовы эти проблемы усугубить. Как это произошло, например, в Южной Осетии.

На мой взгляд, очень прав был второй президент Азербайджанской республики Абульфаз Эльчибей в своей оценке СНГ, данной еще на заре создания этой до сих пор загадочной организации.

«Серьезная ошибка была совершена во время постройки такого образования, как СНГ. Оно, возможно, могло и устоять, если бы было задумано как Содружество наций независимых государств, я подчеркиваю слово «независимых», в котором права каждого государства – Армении, Грузии и Азербайджана – были бы защищены. Абхазы в Абхазии используют российские войска, чтобы вытеснить грузинское население. Разве это Содружество наций? Россия использует СНГ, пытаясь сохранить старую империю в новой форме и изобретая различные механизмы для этого».

Согласитесь, это справедливо и сегодня.

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.

Источник