February 13

Вторжение

Что же случилось в Баку в ночь с 19 на 20 января 1990 года

Окончание. Начало см. «Известия» № 36, 37.

3. Как «защищали»

Явно провокационный характер носят заявления лидеров Народного фронта о том, что в результате мер по введению чрезвычайного положения якобы жертвами стали женщины и дети. Следует еще раз повторить: это — злонамеренная ложь! Цель ее — настроить население против Советской Армии и органов правопорядка».

«ПРАВДА», 22 января 1990 г.

«Согласно собранным материалам, ввод войск в Баку сопровождался актами насилия со стороны военнослужащих. Зафиксированы случаи, когда военными добивались раненые, обстреливались случайные прохожие, жилые лома, магазины, медицинские и иные учреждения. Среди убитых семь женщин. Семь погибших являлись несовершеннолетними».

Из заключения комиссии Верховного Совета Азербайджанской Республики.

Тринадцатилетняя Лариса Мамедова, услышав выстрелы, выбежала на балкон и была убита на месте.

Эта девочка — экстремистка?

Школьник Кялим Керимов: «Двадцатого января около четырех часов дня я гулял с другом по парку. Мы увидели солдат, они не сказали ни слова и начали стрелять. В меня попали, я упал, больше ничего не помню». Доставлен в больницу с диагнозом: проникающее огнестрельное ранение брюшной полости с повреждением мочевого пузыря, сквозное ранение грудной клетки.

Этот мальчик — вооруженный националист?

Десятилетняя Самира Багирова (огнестрельное ранение грудной клетки), двенадцатилетняя Гюльтаки Пашаева (огнестрельное ранение шейной области) — деструктивные силы?

Стреляли по случайным прохожим, по автомобилям, по окнам домов. Люди гибли, даже не выходя на улицу, сидя на кухне за чаем.

ЛИЧНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО. Эмиля Агаева (улица Аликперова, 97): «20 января утром приезжала военная машина и по громкоговорителю нас стали просить не выходить из дома. В 17.00 я выглянула из окна на улицу и вижу: с двух сторон подъехали две бронемашины, подняли стволы пулеметов и начали стрелять прямо по окнам. Мы бросились в коридор и легли на пол… Соседка принялась звонить в комендатуру, через некоторое время стрельба затихла. 21 и 22 января обстрелы повторились».

Военный прокурор утверждал, что «азербайджанские экстремисты были хорошо вооружены», вокруг одних только Сальянских казарм (главного военного гарнизона в Баку) располагалось 110 огневых точек, нередко — снайперских. Против армии, утверждалось, были использованы автоматы, автоматические винтовки и пистолеты. Войскам было приказано перейти в атаку в полночь, а экстремисты открыли огонь по казармам в 23.30. И будто бы трое солдат были убиты еще до того, как покинули казармы.

Свидетельства в поддержку этой версии пытались получить в Главной военной прокуратуре международные эксперты группы «Хельсинки Вотч/Мемориал». «Не положено, все архивы секретны». При этом прокурор не привел никаких подробностей о захвате оружия. Сведения на сей счет весьма туманны и противоречивы. Заместитель военного коменданта, например, утверждал, что экстремисты захватили 81 единицу оружия, преимущественно самодельного. По другим донесениям, солдаты конфисковали у населения 19 единиц вооружений, включая 3 автоматические винтовки и 5 ножей. Однако нет сведений о захвате автоматов. Никто, согласно сводкам, не был задержан за ношение оружия. По данным Главной военной прокуратуры, только один человек был арестован за стрельбу в солдат, но уголовного обвинения ему не предъявлено (вероятно, никого не убил и не ранил).

ЭКСПЕРТИЗА. Из отчета независимых международных экспертов группы «Хельсинки Вотч/Мемориал»: «Военный прокурор сказал нам, что оружие было доставлено в Азербайджан контрабандой через иранскую границу и что экстремисты нападали на армейские и милицейские склады оружия. В месяцы, предшествовавшие введению чрезвычайного положения, сообщения об этих рейдах часто появлялись в центральной правительственной прессе. Однако ни в одном из этих сообщений не говорилось, что оружие поступает в Баку или раздается в массовом порядке где-либо, кроме пограничных областей, где конфликт между Арменией и Азербайджаном был наиболее острым. Один активист Народного фронта заявил, что большая часть оружия, якобы захваченного советскими войсками, не имеет никакого отношения к январским событиям в Баку. Оно было захвачено в другое время я в других районах республики. Согласно другому источнику, военный гид на армейской выставке захваченного оружия признал, что оно главным образом из армянской пограничной зоны».

Не рискнем утверждать, что абсолютно все граждане Баку в те дни вышли на улицы без оружия. Но международные эксперты не нашли никаких серьезных доказательств в поддержку официальной версии о хорошо организованном вооруженном сопротивлении. Зато документов о военных действиях, несоразмерных способам и масштабам гражданского неповиновения, увы, предостаточно.

ЛИЧНЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА. Али Кулиев: «24 января в 18.00 в помещение штаба Народного фронта Насиминского района вошли солдаты, начали обыск. Но безрезультатно. Нас было 19 человек. Всем надели наручники, предупредив, что, если заговорим по-своему, сразу будут стрелять... Заставили сесть на корточки, положить руки за голову, закрыть глаза и в таком положении держали шесть часов. Если кто шевелился, били дубинками и автоматами. С нами был инвалид второй группы, у него больные глаза. Он просил: «Не бейте меня по голове, бейте по другим местам». А они нарочно — по голове, по голове...». Салех Мамедов: «Они называли нас «черными», «душманами». Меня отвели в подвал, спрашивают: «Сколько русских убил? Сколько платят за русскую голову?» Требовали, чтоб я признался, что я боевик. Я отказался, тогда они раздели меня донага и поставили у двери: «Сейчас расстреливать будем». Только щелкнули затворами, а стрелять не стали. Потом нас повели в РОВД. Была уже ночь, комендантский час. Один говорит: «Эй, турок, иди сюда!» Подошел. «Беги! А я стрелять буду. Попаду — меткий стрелок, нет — считай, что тебе повезло».

ЭКСПЕРТИЗА. Из отчета независимых экспертов организации «Щит»: «В Баку имели место:

1. Расстрелы людей в упор с особой жестокостью. Например, на теле Я. Мееровича 21 пулевое отверстие, Д. Ханмамедова — более 10, Р. Рустамова 23. Обстрелян автобус с пассажирами, в котором находились и дети.

2. Умышленные наезды танков и БТР на легковые машины с убийством находящихся в них людей.

3. Обстрелы больниц, машин «скорой помощи» и убийства врачей, препятствия медико-санитарному персоналу в оказании помощи раненым. Например, обстреляны танками машины «скорой помощи» 67-50 АГП (убит врач А. Мархевка), 67-51 АГП (убит врач Г. Мамедов).

4. Добивание раненых.

5. Убийства штык — ножами. Среди таких жертв Б. Ефимычев — слепой.

6. Использование пуль автомата Калашникова калибром 5,45 со смещенным центром тяжести.

7. Открытие огня по людям без предупреждения.

8. Мародерство, грабежи квартир и граждан, оскорбление, унижение человеческого достоинства...».

ЛИЧНОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО. Станислав Говорухин, кинорежиссер (узнав о событиях в Баку, он немедленно выехал туда вместе с оператором): «Передо мной журнал происшествий одного из отделений милиции. Листаю его: солдаты остановили прохожего, обыскали его, отняли деньги; солдаты танком наехали на дверь магазина, взломав, совершили кражу; солдаты сняли с прохожего шапку; солдаты вошли в квартиру, искали ценные вещи, не найдя, сняли с руки хозяйки обручальное кольцо...».

Впрочем, как сказал в те дни министр внутренних дел СССР В. Бакатин на встрече с начальниками РОВД Баку, когда услышал от своих подчиненных о беспределе, творимом военными: «Не надо деталей и конкретных случаев. Я их могу назвать много». Но не назвал, когда участники парламентского расследования обратились к нему с официальным запросом.

По данным комиссии Верховного Совета Азербайджана, «вследствие незаконного введения войск в город Баку» погиб 131 человек и более 700 получили ранения. (Чрезвычайное положение в городе сохранялось до августа 1991 года. Последней из зарегистрированных жертв была женщина, нарушившая комендантский час в декабре 1990-го: солдат выстрелил ей в спину).

Что все эти люди были убиты и ранены исключительно военными, с точностью утверждать нельзя. Подчас единственным свидетельством были пулевые отверстия, а кто и где стрелял, не доказано.

В Баку говорят, будто официальные сведения о числе жертв сильно занижены. Поскольку многие пропали без вести, ходят слухи о 300 и более убитых, чьи тела солдаты якобы сбросили в море. Ни подтвердить, ни опровергнуть эти утверждения независимые эксперты не смогли.

Об армейских жертвах. «Военно — исторический журнал» (№ 7, 1990 г.) отмечает 29 смертей «от рук экстремистов в Баку», Главная военная прокуратура назвала 25.

Официальные уточнения в списки потерь, вероятно, внесет прокуратура Азербайджана — Верховный Совет республики поручил ей начать уголовное расследование.

Логика событий, предшествовавших вводу войск в Баку, логика событий, произошедших после, но позволяют обмануться относительно главной цели оккупации. Наказать народ, требующий суверенитета. Дать жестокий урок всем движениям за национальную независимость. И заодно отработать методы силового предотвращения грядущего краха коммунистической системы и тоталитарной советской империи.

В следующем январе, ровно через год после Баку, мир был потрясен сообщением из Вильнюса...

Фото В. СВАРЦЕВИЧА.