January 30

Больной совсем не безнадежен

События и публикации 31 января 1992 года комментирует обозреватель Андрей Жданкин*

Последний день первого месяца, фактически новой эпохи в России. В центре внимания прессы, да и всего мира, чего уж тут скрывать, зарубежный вояж Борис Ельцина в Великобританию, США и Канаду и открывающееся 31 января специальное заседание Совета безопасности ООН на высшем уровне. Как отмечают «Известия», оно «станет одной из самых необычных международных встреч, которые когда-либо проводились в этой организации. Впервые 15 глав государств и правительств стран-членов СБ собираются вместе, чтобы обсудить глобальные проблемы, стоящие перед миром».

В числе участников встречи – президенты США и России Джордж Буш и Борис Ельцин, которые, как пишет корреспондент «Известий», «вместе с другими президентами, премьер-министрами, одним королем и двумя министрами иностранных дел займутся разработкой новых «правил игры», по которым страны будут разоружаться и предотвращать конфликты, а не таскать из-под носа друг друга плохо лежащие куски».

Напомню, буквально за пару дней до начала заседания в СБ Ельцин и Буш, великие любители эффектных ходов и неожиданных поступков, выступили с новыми инициативами по вопросам разоружения, чем, в общем-то, сильно удивили как своих недругов, так и партнеров. В частности, заявление Бориса Николаевича о том, что отныне российские ракеты не нацелены на США, вызвало вздох облегчения за океаном и массу вопросов у более реалистично мыслящих экспертов. Например: «А куда же они теперь-то нацелены?»

Партнеры России поспешили заявить, что они были предупреждены и полностью поддерживают инициативы Кремля. А вот Запад не был столь единодушен.

Как пишут «Известия», «Великобритания, Франция и Китай, входящие в так называемый «ядерный клуб», приветствуя планы США и России по сокращению своих ядерных арсеналов, тем не менее, решительно отклонили призыв российского президента Б. Ельцина включиться в процесс разоружения». Оно и понятно. Общий ядерный потенциал этой тройки едва ли дотягивал до 20% того, чем обладали США и Россия. Так что, их участие или неучастие в процессе разоружения особой погоды тогда не делало. Да и в самих правительствах этих стран тогда сомневаться не приходилось. Скажем так, «красные кнопки» в Лондоне, Париже и Пекине надежно контролировались. Это уже потом, спустя годы, в «клуб» вошли Пакистан, Иран, Индия, Северная Корея. И сегодня говорить о мудрости и сдержанности тех, кто управляет ядерным оружием, не приходится.

Так или иначе, «новый виток гонки разоружений» (определение «Независимой газеты») не мог не вызвать одобрительных реакций на Западе. На что очень и очень рассчитывали в Кремле. России как воздух в те дни были нужны кредиты и банальная гуманитарная помощь. Хотя, как заявил на пресс-конференции накануне отлета на Запад Егор Гайдар, он «не предполагает, что во время этой поездки будет окончательно решен вопрос о крупных финансовых дотациях и кредитах России». Но, главной задачей турне был, как теперь говорят, пи-ар. Борис Ельцин к тому моменту остро нуждался в открытой поддержке своих реформ и на Западе.

«Как главное событие, – пишут «Известия» – ждут в пятницу речь Бориса Ельцина в СБ. Его дебют в ООН, безусловно, является сегодня новостью номер один. «Президент Ельцин выводит Россию из-под тени бывшего Союза в сферу «большой политики», – комментирует из Нью-Йорка обозреватель агентства Рейтер. – С любой точки зрения, – цитирует агентство представителя государственного департамента США, – это будут Россия и Ельцин, кто победит или проиграет. Сейчас это их шаг»… «Для самого Ельцина главным является обеспечение поддержки его экономических реформ, частных иностранных инвестиций и достижение членства в международных финансовых органах», – резюмирует газета.

Кстати, о членстве в международных организациях накануне отлета заявил и Егор Гайдар, выразив надежду, что «в ходе нынешней поездки президента Ельцина на Запад удастся «существенно продвинуться» в обсуждении вопросов скорейшего вступления России в Международный валютный фонд. «Я думаю, – сказал Гайдар перед отлетом вместе с Ельциным в Лондон, – что мы вступим в этот фонд до конца лета этого года, а может быть, и раньше».

Егор Тимурович оказался блестящим провидцем: Россия вступила в МВФ 2 июня 1992 года, став 165-м членом этой организации. Правда, чего, в итоге, было больше – пользы или вреда – от вступления в МВФ, пока сказать не берется никто. Поначалу Россия завалила все программы МВФ подряд. Программа первого кредитного транша августа 1992 года вообще не была выполнена. В результате для России был создан новый кредитный инструмент – программа системной трансформации (systemic transformation facility). Получив половину такого кредита в сумме 1,5 млрд долларов (вторая половина намечалась на осень 1993 года), эту программу Россия тоже завалила. Осенью 1993 года случился «черный вторник», курс рубля рухнул, и вторая половина кредита была предоставлена только в 1994 году – после того, как программу фактически переписали заново. Получили деньги… И не выполнили уже эту программу.

Первой программой, с которой России удалось справиться, стала программа stand-by, которая реализовывалась в 1995 году. Уже весной того года российские власти решительно ужесточили денежную политику и сократили дефицит бюджета. Инфляция резко пошла вниз. Курс рубля к доллару стал укрепляться, и на валютном рынке началась паника: как же так, рубль вдруг стал расти?!

Однако за плюсом последовали минусы, поскольку инфляция снижалась быстрее, чем было заложено в программу. Бюджет, рассчитанный исходя из более высокого темпа роста цен, недобирал доходы, что спровоцировало грандиозные задержки по зарплатам и пенсиям. Предприятия перестали платить друг другу и перешли на бартер, потянулись цепочки неплатежей... А закончился 1995-й год залоговыми аукционами, которые окончательно превратили российских магнатов в олигархов.

Между тем, кредиты, получаемые Россией от МВФ, всегда были темой для скандалов, всяческих фальсификаций, инсинуаций и политического шантажа. До сих пор памятна темная, или, как принято говорить, «мутная» история с кредитом МВФ в 4,8 млрд. долларов, выделенным в 1998 году. В этой истории с некрасивой стороны показал себя тогда Виктор Илюхин. Чтобы напомнить суть, приведу цитату из интервью Алексея Можина, исполнительного директора в МВФ от России:

« – Вернемся к кризису 1998 года. В России до сих пор многие думают, что он случился то ли потому, что МВФ не дал России обещанные кредиты, то ли потому, что они были получены и разворованы. А как на самом деле?
– Действительно, после 17 августа 1998 года появилось много всяких теорий. Как известно, 20 июля Совет директоров МВФ утвердил решение о предоставлении России кредита на сумму 4,8 млрд долларов. Во всяком случае, такая сумма называлась в сообщениях наших и зарубежных средств массовой информации. После 17 августа начались разговоры о том, что кредит так и не дошел до России. Весной 1999 года тогдашний глава комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин в своих письмах в Генеральную прокуратуру утверждал, что деньги были перечислены на различные счета в зарубежных банках в пользу дочери Бориса Ельцина Татьяны Дьяченко (235 млн долларов), Виктора Черномырдина (1,4 млрд долларов), Анатолия Чубайса (780 млн долларов), Бориса Березовского (270 млн долларов). Илюхин писал: «Однако есть основания предполагать, что вышеозначенным фигурантам досталась лишь часть перечисленных финансовых средств, а остаток был раскассирован между остальными выявляемыми участниками данной нелегальной финансовой операции, в том числе между высшими чиновниками международных финансовых организаций». При этом в качестве доказательства Илюхин предъявлял документ, который он называл копией платежного поручения.
С самого начала всем в МВФ было понятно, что предъявленная Илюхиным копия платежного поручения – грубая подделка. Нам достаточно было двух несовпадений. Первое – на этом якобы платежном поручении о переводе средств указана дата 14 августа 1998 года. Но никакого перевода в пользу России в этот день не производилось, это в фонде знали наверняка. Второе – неверной была и сумма 4,8 млрд долларов. Дело в том, что вся бухгалтерия фонда ведется в СДР (специальных правах заимствования). Июльский кредит составил 3600 млн СДР. При предоставлении кредита удерживается небольшая сумма на возмещение расходов самого фонда по обслуживанию кредита – это стандартная практика. Поэтому из 3600 млн СДР было вычтено 26 млн СДР. Таким образом, причитавшаяся России сумма составила 3574 млн СДР, или 4781 млн долларов по тогдашнему курсу 1,3375 доллара за 1 СДР. В сообщениях средств массовой информации указывалась округленная величина. Однако в подлинном платежном поручении, конечно, не могла стоять округленная сумма.
Тем не менее, чудовищность обвинений потребовала от МВФ решительных действий. Фонд настоял на том, чтобы Центральный банк России заказал известной аудиторской компании PricewaterhouseCoopers специальное расследование обстоятельств использования кредита. Оно подтвердило, что все предоставленные Илюхиным документы были поддельными. Кроме уже перечисленных, аудиторы отметили и другие несуразности. Все номера счетов, проставленные в документах, оказались фиктивными, оператор с фамилией, указанной в якобы копии платежного поручения, никогда не работал в Федеральном резервном банке Нью-Йорка, им никогда не использовались подобные формы платежных поручений. А органы банковского надзора Австралии сообщили, что Бэнк оф Сидней (куда как бы перечислялись «украденные» деньги) им вообще неизвестен. И так далее.
Летом 1999 года доклад PricewaterhouseCoopers был размещен на интернет-сайте МВФ для общего обозрения. Но Генеральная прокуратура России почему-то не проявила интереса к факту фабрикации столь важных документов, получивших широкую международную огласку»...
Всё. Больше не хочу возвращаться к этой истории. Лучше перенесемся обратно в 1992-й год, в 31 января. Печатные СМИ в панике: Центральное рознично-подписное агентство (ЦРПА) «Союзпечать» повышает цены на свои услуги. Как пишут «Известия»: «Только в кошмарном сне может присниться, что даже при нынешнем всеобщем взлете цен и темпах инфляции, люди будут покупать в киосках газеты, особенно ежедневные, по 3-4 рубля за экземпляр»... Будут. И, как показала практика, покупают. Все зависит от содержания СМИ – его интересности и актуальности. Другое дело, что понятия «интересность и актуальность» очень сильно меняются со временем. То, что двадцать лет назад считалось верхом пошлости и безвкусия, сегодня – образец для подражания, и «глянец» подобного содержания идет нарасхват. Зато такие требования к солидным изданиям, как сдержанность, объективность и профессионализм, почти полностью канули в лету. Все это, увы, приметы начала ХХI века…

Хотя, может, я просто необъективен к нашему времени?

«Когда я вижу очередь-змею к «Макдональдсу» – бывшему кафе «Лира» на Пушкинской, это удручает едва ли не больше, чем возможная утрата ядерного паритета с Америкой. Неужто это столпотворение – очередь в трактир? – недоумевает, наверное, замерший на своем пьедестале Александр Сергеевич. В былые времена его соотечественники так вот валом валили, чтобы поглядеть на чудотворную икону Иверской Божьей матери.
А еще совсем недавно в период застоя такие же очереди из жаждущих прикоснуться душой к тайне Джоконды, привезенной из Италии, выстраивались к Пушкинскому музею».

Так начинается статья вице-президента России Александра Руцкого «Причастие у «Макдоналдса», опубликованная в «Известиях».

Не буду ни пересказывать ее, ни даже анализировать, а уж тем более, цепляться к благоглупостям (Джоконда из Италии) – и так понятно, что она была о том, как все плохо в России делается, и как он все хорошо советует, но его не слушают…
Но вот пройти мимо первого абзаца статьи не смог. Да, согласен. Были очереди. И я, грешен, отстоял в такой же однажды – около полутора часов. Уж очень хотелось попробовать «на зуб» знаменитый вкус. Но…

Александра Владимировича тогда, наверное, никто не смог бы убедить в том, что все это – временное, и не от хорошей жизни. И что пройдет ровно двадцать лет, и люди сутками будут стоять в очереди на морозе, но теперь уже не в кабак или трактир, а чтобы прикоснуться к Поясу Богородицы, и что несколько месяцев кряду поклонники часами будут толпиться перед входом в Пушкинский, чтобы своими глазами посмотреть шедевры Пикассо, и что билеты в Большой театр как были, так и будут всегда объектом вожделения.

Наверное, все же, мы не совсем больны. Ну, или идем на поправку…

Андрей Жданкин. Профессиональный журналист. Окончил Московский государственный университет имени Ломоносова. В 1991 году – обозреватель «Российской газеты». После августовских событий (ГКЧП) – официальный пресс-секретарь Государственной комиссии по расследованию деятельности органов КГБ в путче, образованной указом Президента СССР М.Горбачева (комиссия С.Степашина). После «Российской газеты» (пунктирно) – еженедельник «Россия», «Совершенно секретно», несколько журналов «с нуля», участие в избирательных кампаниях федерального уровня.

Источник