January 23

Спрос уже диктует цены

Освобождение цен привело к тому, что все торговые предприятия сказались в равных условиях. И все заметнее становится, что в этом открытом соревновании за покупателя проигрывает госторговля. Частники на рынке все более завоевывают покупательские симпатии не только качеством своей продукции (она всегда была выше, чем в магазине), но теперь уже и более льготными ценами. Вот что сообщают об этом наши собственные корреспонденты.

Владимир КУЛАГИН — из Курска:

Жители Курска все чаще идут за покупками не в государственные или кооперативные магазины, а на колхозные рынки. По всей видимости, частник оказался милосерднее к покупателю, чем государство. И прежде всего рынок позаботился о качестве свози продукции.

Скажем, килограмм сметаны на центральном рынке Курска стоит 50 рублей. В магазине после либерализации цен сначала за килограмм сметаны приходилось выкладывать 41 рубль с копейками. Потом цену снизили до 37 рублей. Но ведь на рынке берешь действительно сметану — хоть на хлеб мажь, а в магазине, как и раньше — суррогат из полукефирной массы.

Килограмм свинины на рынке 60 рублей, в коопторговском магазине — столько же, только качеством пониже. Есть прямая выгода пробежаться до базара. За десяток яиц в магазине надо выложить 14 рублей 95 копеек, а на рынке можно сторговаться и за 14 ровно. Десятку за килограмм лука просят на рынке, её же платить приходится и в магазине. Только на базаре лук аж звенит от сухости, а в магазине сыроват.

Конечно, и на рынке кошелек пустеет быстро, но зато продукт весь качественный, отходов не будет. А это по нынешним ценам уже немалая экономия. К тому же на рынке попробовать товар дадут и завернут, и «с походом» взвесят… А среди недели цены на рынке вообще пониже.

Сергей СУСЛИКОВ — из Омска:

На лучшем омском рынке, Ленинском, который я посетил в кинувшее воскресенье, исчезли привычные глазу очереди за мясом и колбасой, хотя народу было, как и всегда — не протолкнуться. И дело тут, как мне представляется, не столько в ценах, сколько в появившемся у омичей выборе. Никогда еще прилавки рынков, за которые четверть века запрещалось вставать частнику, не знали такого количества продавцов. Среди них — совхозы и колхозы, кооперативы, малые предприятия, потребкооперация, владельцы личных подворий…

Наличие выбора у покупателя породило проблемы у продавцов, главная из которых — как сбыть товар?

Поиск покупателя, и это уже заметно, идет по трем направлениям: цена, качество товара и качество услуг. Торгово-закупочный кооператив, действующий при рынке, предлагал свинину за 46,40, говядину за 52,68, сливочное крестьянское масло за 142, растительное — 40 рублей за килограмм.

У частника свинина шла за 50— 60 рублей, говядина — 55—60, масло сливочное 150, растительное — 90 рублей, но качество и ассортимент были лучше. Частник не просто мясо предлагал, а говяжью грудинку, вырезку, заднюю часть. Удивила потребкооперация Москаленского района Омской области, пустившая сливочное масло по 100 рублей за килограмм.

Другая картина в продуктовых магазинах Омска. Если на рынке крестьянское сливочное масло можно купить и за 100 рублей, то в городских магазинах за бутербродное, которое на хлеб не намажешь, требуют 120—130 рублей. В редком гастрономе найдешь мясо, а там, где оно есть, покупатель проходит мимо — не устраивает качество. За эти же деньги можно купить отличную говядину или свинину на ближайшем рынке.

Такое ощущение, будто магазины госторговли пребывают в состоянии шока. Надо учиться торговать в условиях конкуренция. Сделать это будет непросто: нет опыта, отсутствуют связи с производителем на селе, где опять же четверть века господствовал монополист в лице облпотребсоюза. Дает себя знать и политика областных властей, которые с упорством, достойным лучшего применения, чинили препятствия совхозам, пожелавшим иметь свои магазины.

Юрий БАЛАКИРЕВ — из Владивостока:

Приятель сообщил с Сахалина, что купил на рынке яблоки дешевле, чем в магазине. Раньше островной рынок не уступал госторговле никогда.

В воскресенье отправился на центральный рынок Владивостока, надеясь, что и материк не оплошал. Яблок не было. Груши крупные стоили 100 рублей, лимоны — 30—50 за штуку. Одинокий продавец картошки требовал за ведро 70 рублей, то есть по восемь с полтиной за килограмм. Рядом в киоске коопторга, как и в магазинах, картофель стоил вдвое дешевле. Свинина в одном и том же секторе продавалась с перепадом от 60 до 80 рублей. Продавцов — частников, как и покупателей, было мало. В тот же день коопторг продавал здесь говядину по 32 рубля, которая, естественно, разошлась молниеносно.

По мнению корреспондента Испанского информагентства, посетившего воскресный рынок, Владивосток выглядит привлекательней Москвы. В магазинах потребкооперации есть куропатки сибирские по 32,50 за штуку, мясо северного оленя по 63,25 и гусь китайский по 87 рублей за килограмм. Колбаса раменская стоит 131 рубль 33 копейки.

Но в магазинах мяса нет. Появляются куры, цены на которые пляшут от 32 до 44 рублей. На исходе второй декады января горпищеторг не дает отчетливого ответа, когда же появится мясо в госторговле. Но цены уверенно прогнозируются гораздо выше рыночных. Например, говорят, Курган сегодня предлагает Владивостоку говядину первой категории по сто рублей за килограмм. Это лишь отпускная цена. Из нее неизбежно накрутятся расходы за транспорт, хранение, обработку, реализацию. В итоге после участия посредников покупатель увидит мясо «золотым».

На Камчатке колбаса полукопченая стоит 171.47, говядина — 70, баранина — 36 рублей. Преимущества рынка для покупателей здесь пока не обозначились. Однако снижены цены на некоторые виды хлебобулочных изделий, молоко стоит 1,50 литр. А во Владивостоке — 12 рублей да подчас слишком разбавленное. Тут производители и торговцы схитрили: со 2 января втрое подняли нс государственные, а ранее в дутые договорные цены. То есть хаос пока продолжается. Но и влияние рынка уже можно ощутить.

Сергей ЖИГАЛОВ — из Самары:

Даже в воскресный день в гастрономе по ул. Вилоновской, как и в других самарских магазинах, покупателей почти нет. Коротенькая очередь в колбасный отдел. Витрину украшает копченая колбаса по 148 рублей, обезжиренная «Прима» — 68 рублей. Но очередь выстроилась за ливерной по 9 рублей 40 копеек. Для копченой и «Примы» витрина грозит обернуться мавзолеем.

Мой нехитрый «коммерческий» прогноз возник после посещения одного из городских рынков Самары. Ну какой, скажите, уважающий свой кошелек самарский обыватель польстится на обезжиренную и обезмясенную «Приму», если на рынке килограмм хорошей говядины можно выбрать за 50—60 рублей. Даже говяжий гуляш здесь продают на 4 рубля 50 копеек дешевле «Примы». Походив по рядам, ту же копченую колбасу можно купить не по 148, а за 120 рублей.

Потому-то многие самарцы, минуя гастроном, идут на рынок. То же сливочное масло, порядившись с продавцом, можно купить дешевле, чем в молочном, — рублей за 95, за сметану здесь просят тридцатку. Это на пятерку дороже, чем магазинная, но по качеству она намного выше.

Так что сегодня частник успешно конкурирует в ценах с госторговлей на мясо, масло, сметану… И выигрывает. Магазины возвращают на мясокомбинаты ту же невостребованную колбасу, синюшных цыплят. Цыплята после переоценки стоят не 35, а 25 рублей. То есть его величество покупательский спрос уже диктует цены.

Но удержимся от ликования. Заваливший рынок мясом частник делает это еще и потому, что сокращает поголовье скота и птицы. Поднялись цены на зерно и комбикорма. Но даже и по высоким ценам добыть комбикорма для сельского пенсионера почти невозможно. Многие из крестьян, с кем удалось поговорить на рынке, зарекаются разводить кур, уток, гусей, поросят: «Нечем кормить», — так что, если в ближайшие месяцы не отладится система снабжения крестьянина-частника кормами, госторговля в скором будущем может взять ценовой реванш нам всем на горе.

«Известия» 24 января 1992 года