January 22

Кто вытащит «чеченскую занозу»?

С конца прошлого года сообщения из Грозного стали почти обязательными в средствах массовой информации. И Чечня обильно «подкармливает» журналистов. Новости, идущие оттуда, на любой вкус: генерал Дудаев заявил о готовности дать политическое убежище Хонеккеру; Елена Боннэр написала генералу письмо в связи с похищением ректора местного университета; под угрозой уголовного наказания Дудаев запретил практику мужчин-гинекологов; генерал Дудаев «перекрыл кислород» на юге России — и так далее в том же духе.

Новости идут, а ответа на главный вопрос как не было, так и нет: что же все-таки такое — Чеченская республика? Есть такое независимое государство или нет его? Вошла ли Чечня как субъект в Содружество независимых государств в мировое сообщество? Актов признания суверенитета ЧР пока нет. На карте бывшего СССР нет пока Чеченской республики, а есть Чечено-Ингушская республика в составе бывшей РСФСР, а ныне Российской Федерации (РФ), России.

Но фактически — все наоборот: с октября прошлого года ЧИР практически не существует. Зато есть Чеченская республика, и она твердо и определенно заявила о своем выходе из состава России. Это — независимое государство, которое живет по своим законам, не признавая власти России. Более того, вступая с ней в открытое противоборство как на политических, так и экономических подмостках.

Чечня — настоящая «заноза» для Президента России Бориса Ельцина, всего российского руководства. Она ноет, саднит, болит. Слава Богу, что хоть пока не кровоточит. Не вытащив ее, Кремль не может рассчитывать на успех программы возрождения России. Ибо «чеченский синдром» ставит под угрозу существование самой Российской Федерации в ее нынешних исторических границах.

Есть ли выход из этого тупика?

Прежде чем постараться ответить на этот вопрос, надо безусловно и без всяких предварительных ультиматумов признать реальность: Чеченская республика существует. Есть ее парламент, Президент, избранные народом. Строительство нового государства идет подлинно революционными темпами. Об этом многое можно было бы рассказать: чеченская папка в корпункте «Российской газеты» пухнет не по дням, а по часам.

Но говорить придется только об одном: о нынешнем состоянии отношений между русскими, Россией и чеченцами.

Не так давно Дудаев заявил публично: «Никаких враждебных чувств к русскому народу в Чечне не испытывали и не испытывают». Это — правда. Но не вся. Правда в том смысле, что чеченский народ в целом очень дружелюбно настроен к русским. В подтверждение можно было бы привести множество фактов. Местная печать полна заверений в доброжелательном отношении чеченцев к русским, призывов «вместе, в дружбе и согласии, строить новую Чечню».

В искренности подобных заверений и призывов нет сомнений. Но ведь, как говорится, на чужой роток не накинешь платок. Хоть редко, но прорывается в печать и другое мнение. Юрист Ш. Мусаев: «Иные из русскоязычного населения, по старой памяти, еще претендуют на роль исключительности. Таким открыто можем заявить: хватит! Закончился период рабского унижения коренных народов и элитарности лиц славянского происхождения в республике!»

К кому относится упрек в элитарности? К бывшим «первым» Апряткину, Власову? Стоит ли огород городить? Одних уж нет, а те далече. Тогда, может быть, к тысячам и тысячам простых тружеников, которые горбатились и горбатятся с такими же трудягами-чеченцами в поле, у станка, на буровой?

Так или иначе, но многих русских пугает нестабильность обстановки. Страх за родных и близких, неуверенность в завтрашнем дне заставляют их покидать Чечню. Только за 9 месяцев прошлого года (более полных данных нет, они не опубликованы) Чечню покинуло 15000 русских. Возможно, их опасения напрасны. Однако в любом случае — это человеческая драма, и относиться к ней надо с пониманием и сочувствием.

Логика генерала Дудаева такова: ЧР ничего не имеет против русских и России, она лишь разоблачает имперские амбиции ее руководства, и в первую очередь Президента Ельцина. Из заявления для печати Президента ЧР: «После неудачных попыток взорвать изнутри чеченское национально — освободительное движение и открытой вооруженной агрессии против суверенной Чеченской республики российское руководство начало новую кампанию шантажа и угроз, государственного террора и подготовки тщательно спланированной вооруженной интервенции».

Эта мысль о мифическом цинизме, коварстве, неутоленных имперских амбициях российского руководства варьируется в многочисленных заявлениях Дудаева и его ближайших советников. Известная акция с перекрытием нефтепроводов предпринята, по их словам, «в ответ на экономическую блокаду Чечни со стороны России». В специальном заявлении о событиях в Грузии парламент ЧР утверждает, что конфликт спровоцировала Россия. И либерализацию цен в России Джохар Дудаев рассматривает как экономическую диверсию против Чечни. В опубликованном по этому поводу указе он постановил: «Всю ответственность за социально-экономические последствия либерализации цен в ЧР возложить полностью на правительство России».

В общем, ситуация не только не проясняется со временем, но и запутывается. Запутывается по вине Чечни. В Грозном бросают Ельцину серьезное обвинение: в свое время, чтобы разрушить центр и скинуть Горбачева, он-де охотно поддержал сепаратистские настроения бывших прибалтийских республик. Теперь же, когда о своих суверенных правах заявили бывшие автономии, входившие в РСФСР, в нем проснулись имперские амбиции: «Не пущать!»

Москва предпринимает конкретный шаг к урегулированию конфликта путем переговоров, формирует с этой целью команду экспертов. И просит сделать то же руководство ЧР. И что же? Дудаев раздраженно бросает: «В делегациях из Москвы недостатка нет, они уже вызывают аллергию».

Дудаев по существу ставит вопрос в ультимативной форме; обязательное условие для начала переговоров — безусловное признание Чеченской республики. Переговоры должны вестись на уровне президентов двух независимых государств. Чечня при этих условиях готова налаживать с Россией добрососедские, взаимовыгодные отношения.

А пока Москва молчит. Президент и парламент Чечни настойчиво ищут контакты с мусульманскими республиками бывшего СССР выступают инициаторами создания содружества государств и народов «Великого Кавказа».

И все-таки — в чем же выход? Только в переговорах. Другого пути нет. От другого пути Россия отказалась сама, отменив в конце прошлого года Указ о введении в ЧР чрезвычайного положения.

С учетом последнего обстоятельства и вообще объективно оценивая гуманную политику новой, демократической России, было бы справедливо с ее стороны тоже поставить обязательное условие для начала такого диалога: прекратить беспочвенные обвинения России в имперских амбициях.

Александр АЛЕШКИН, наш соб. корр.
Владикавказ.

«Российская газета» 23 января 1992 года