January 21

НАТО может стать гарантом безопасности России, считает президент независимого российского Института национальной безопасности и стратегических исследований Сергей Благоволин

— Британский премьер Дж. Мейджор высказался недавно за то, чтобы проблемой ядерных арсеналов бывшего СССР занялся Совет Безопасности ООН. В способность лидеров СНГ удержать ситуацию под контролем, судя по всему, на Западе не очень верят. Получается, что нас хотят фактически взять под международную опеку, что обидно. Неужели дело дошло до этого?

— В ближайшее время за судьбу наших ядерных арсеналов можно не беспокоиться. Если не произойдет сползания к хаосу, то на гарантии лидеров СНГ можно положиться. Однако считать, что худшее нас уже миновало, было бы ничем не оправданным оптимизмом.

Рис. из газеты «Интернэшнл геральд трибюн».

— Что реально угрожает ядерному потенциалу бывшего СССР?

— Неужели не ясно? Захватывают же у нас сегодня воинские склады с оружием — кто поручится, что дело не дойдет до ракет и боеголовок? Конечно, произвести запуск стратегической ракеты террористам не удастся, но разрушить боеголовки с последующим заражением местности — вполне по силам. А вот с тактическим оружием, попавшим в руки авантюристов, может случиться все что угодно. Вот почему важно ликвидировать его как можно быстрее.

— Не слишком ли мрачные прогнозы?

— В очагах массовых беспорядков и военных конфликтов ничего нельзя исключать. Точно так же реальна утечка «ноу-хау» и мозгов за рубеж. Не вижу пока заслона, который остановил бы отток специалистов. Пример Ирака у всех на виду. Трагично, если наш развал сыграет роковую роль в создании новых регионов нестабильности в мире.

— В первую очередь у себя дома: многие лидеры СНГ, вместо того чтобы объединить ресурсы в борьбе против экономической катастрофы, все свои силы отдают борьбе за растаскивание вооруженных сил.

— Согласен: даже после подписания минских соглашений каждая из республик принялась толковать их по-своему. Допустим, хотят создать собственные вооруженные силы — вполне законное желание. Но почему непременно за счет «аннексии» целых частей и гарнизонов, без оглядки на то, что это может привести к тяжелейшим последствиям, подорвать основы безопасности? Не считаясь с желаниями многих военнослужащих, которых угрозами и посулами заставляют принимать новую присягу? Нельзя же в конце концов «конфисковывать» живых людей!

Будет ли в России диктатура, решится в течение года

— Все в духе договоренностей: СНГ — не государство, следовательно, единых вооруженных сил быть не должно?

— Непонятно, к чему такая поспешность? В вооруженных силах зреет серьезное недовольство, поскольку интересы военнослужащих и их семей — а это многие миллионы людей — в происходящей ломке никто не учитывает, режут по-живому. И напрасно: военные —- не марионетки. Нельзя до бесконечности злоупотреблять долготерпением людей, в руках у которых оружие. Их недовольством могут воспользоваться силы, мечтающие о реставрации прежних порядков.

— Может, потому в республиках так и спешат, что боятся нового переворота в Москве, боятся, что их снова станут загонять в социалистический лагерь — с ударением на последнем слове?

— Если они путча страшатся… Ну так на это могу сказать, что вопрос — быть диктатуре или нет — решится очень скоро. В течение этого года.

— Откуда такая убежденность?

— Совершенно очевидно, что если реформы, которые сейчас проводит Россия, не провалятся, не будут торпедированы, не произойдет социального взрыва, причем во многом спровоцированного (чего я опасаюсь), то никакого переворота не предвидится. Скажу больше, даже рискую быть превратно истолкованным: судьба демократии во всех частях бывшего Союза зависит сейчас от того, как пойдут дела в России. Это должны понять руководители всех стран СНГ да и балтийских государств. Вспомните три дня августовского путча: события в Москве отозвались похоронным звоном во всех республиках. Все словно оцепенели, никто не протестовал. Еще раз повторю: судьба бывшего Союза сегодня решается в России. Если она устоит, то и у других будет свое будущее, гели нет, то никакие таможни и границы не спасут. И все решится довольно скоро.

Рецепт спасения: тактическое оружие — уничтожить, стратегическое — передать России

— Вернемся к исходной позиции: как все же в это смутное время обезопасить себя и остальной мир от «сюрпризов», связанных с возможной потерей контроля хотя бы над частью ядерных арсеналов?

— Тактическое оружие уничтожить, остальное передать России. Напрасно думают, что ядерное оружие — это какая-то привилегия, это тяжкое бремя. Россия в силу объективных факторов в этом смысле является наследницей Союза. Так пусть это оружие и будет сосредоточив в России. Неужели кто-то из новых лидеров боится ядерного шантажа со стороны Москвы?

— Шантажа — не шантажа, но все же: вот Леонид Кравчук, объявив о намерении ликвидировать ядерное оружие на Украине, дал понять, что ему было бы спокойнее видеть Россию тоже безъядерной…

— Я всегда был противником полной ликвидации ядерного onv-жия, во всяком случае на обозримую перспективу. Это можно делать только после создания глобальной системы взаимных гарантий, иначе мы имеем шанс стать заложниками какого-нибудь еще Саддама Хусейна или альянса диктаторов. Мы вступили в период новой глобальной неустойчивости. Россия должна стать частью международной структуры безопасности, и в этом качестве мы нужны пока миру как ядерная держава. Нельзя полагаться на то, что за нас безопасность будут поддерживать США, как они это сделали за всех в Персидском заливе. Быть интегрированной частью системы безопасности от Ванкувера до Владивостока означает и выполнение определенных обязательств, включая и содержание современных вооруженных сил.

— Извините, а кто нас туда приглашал?

— Запад, который уже сегодня готов к поэтапному переходу к такой системе безопасности. Сдерживает одно: неясно, что у нас может произойти завтра. Нужны внутренняя стабилизация в России, полный пересмотр концепции национальной безопасности с учетом того, что угрозы со стороны НАТО больше нет. Сегодня НАТО — наш естественный союзник. Нужно быстрее создавать мост между Москвой и Брюсселем. И если потребуется, над головами тех, кто к этому еще не готов. Пора отбросить нелепые страхи перед приближением НАТО к нашим границам. Если хотите. Северо-атлантический союз сейчас — гарант нашей безопасности. И если бы мы сегодня могли вступить в него, то это было бы для нас лучшим вариантом с точки зрения ее обеспечения. Но для этого сначала надо добиться определенной совместимости структур, характера военной деятельности, открытости, гражданского контроля. Нужно, чтобы появились новые люди в армейском руководстве, которые по старинке не воспринимали бы НАТО как противника. Тем более что — увы — немало реальных угроз. И чем быстрее мы пойдем по пути создания системы безопасности от Ванкувера до Владивостока, тем лучше. Тронуть такую махину никому не по зубам.

Россия нужна миру как ядерная держава

— Дело за малым: за стабильностью в России. Как этого добиться?

— Употребить президентскую власть для наведения порядка. Речь идет не о диктатуре, а о власти, при которой люди обязаны выполнять существующие законы. Не знаю более демократической страны, чем США, но попробуй кто-нибудь там совершить хоть сотую долю того, что вытворяют у нас. Демократия — это ответственность, а не анархия и хаос. Наш великий соотечественник Солженицын верно сказал: спуститься с вершин тоталитаризма можно только с туго натянутыми вожжами. Я не исключаю, что в ряде случаев придется переходить на прямое правление на местах по типу губернаторского.

— А законно избранные Советы — их куда?

— Приостановить деятельность, если они топят реформы. Это должен был сделать еще Горбачев.

— То есть переворот сверху, по образцу Янаева, Павлова, Крючкова?

— Слово переворот здесь неуместно. Концентрация власти, но не против реформ, а ради них. Если российский Президент видит, что идет сознательный саботаж, что другого пути нет, я стану первым, кто одобрит любые решительные действия Ельцина во спасение России. Самое страшное, что он во многом начинает повторять ошибки Горбачева.

— Какие, например?

— Ну вот он назначает своих уполномоченных на местах. И им не дают работать. Что, терпеть, как он это пока делает? Почему безнаказанно можно публично призывать к свержению законной власти? Понимаю: каждому, кто сегодня стоит у власти, хочется быть «чистым демократом». Но для того, чтобы создать работающую демократическую модель, нужны опыт, политическая культура и время. Ничего этого у нас нет. И потому я заклинаю Ельцина — быть сильным главой государства. Нужно спасать главное — Россию, её целостность, нашу уникальную возможность стать частью цивилизованного сообщества. Кстати, и на Западе тоже прекрасно понимают, что превзойдет, если демократия в России рухнет и власть перейдет в руки какого-нибудь диктатора, — причем, мне кажется, кандидатов немало.

Беседу вел Сергей ГУК.

«Известия» 22 января 1992 года