January 20

Почему у Саакашвили реформы получаются, а у нас нет?

События и публикации 21 января 1992 года комментирует обозреватель Игорь Корольков*

«КГБ-МСБ-МБВД-АФБ-ЕКЛМН?» Такой язвительный заголовок дал своему небольшому, но едкому комментарию журналист Сергей Мостовщиков, опубликованному в «Известиях» 21 января 1992 года.

В те дни многие СМИ обсуждали тему реформирования Министерства внутренних дел и Службы государственной безопасности. Указом президента Ельцина обе структуры были объединены в одну – Министерство безопасности и внутренних дел РСФСР. Это сделали, как было заявлено, для того, чтобы лишить КГБ своего привилегированного положения и нейтрализовать угрозу повторения репрессий, подобных 1937-му году. Однако новое формирование просуществовало месяц: в январе 1992-го Конституционный суд отменил президентский указ. Так появилось АФБ.

Бесконечные реформирования милиции и госбезопасности вполне понятны – после путча, исчезновения с политической арены КПСС, развала СССР новая Россия искала место силовым структурам в новых общественно-политических условиях. Согласимся, процесс непростой, болезненный, связанный с кадровыми перестановками, увольнениями, упразднением некоторых подразделений, созданием новых…

В центре этих реформ стоял соратник первого Президента России Виктор Баранников. Будучи первым заместителем министра внутренних дел РСФСР, он решительно выступил против ГКЧП. Генерал и возглавил вначале такого монстра, как МБВД, а когда от идеи слияния двух ведомств пришлось отказаться, был назначен генеральным директором АФБ, а затем – министром безопасности России.

Спустя полтора года (в июле 1993-го) Ельцин уволил Баранникова. В своей книге «Записки президента» он так объяснил причины отставки главы МБ РФ:

«… фирма «Сиабеко», которой руководил Борис Бирштейн, пригласила в Швейцарию на три дня жену Виктора Баранникова и жену первого замминистра внутренних дел России Дунаева. И там они килограммами, авоськами скупали и сгребали духи, шубы, часы и прочее, и прочее. Всего на сумму 300 тысяч долларов… Понятно, что в любом случае теперь его придется снять с должности. Баранниковым теперь легко манипулировать, так же просто его и шантажировать».

С тех пор сменилось немало руководителей милиции и государственной безопасности. Сами ведомства еще не один раз реформировали, пытаясь сделать их более эффективными. Но, к сожалению, из этого мало что получилось. Они все больше погрязали в коррупции, отдаляясь от общества, которому должны были служить. Причем, происходило это в равной степени в обоих ведомствах, лишь с той разницей, что в силу большей открытости о разложении милиции мы знали больше, чем о госбезопасности. Но когда узнавали о масштабах «коммерческих проектов» в ФСБ, это вызывало вначале шок. Достаточно вспомнить историю с контрабандой мебели для магазинов «Три кита» и «Гранд», где основную роль играли высшие чины госбезопасности. Или, скажем, скандал с эшелонными поставками контрабанды из Китая. Это был ответ на недоуменные вопросы: на какие средства офицеры ФСБ строят на Рублевке особняки, приобретают дорогие авто, обзаводятся недвижимостью за рубежом?

Не так давно мне довелось заниматься одной любопытной историей. Полковника ФСБ, бывшего заместителя начальника Управления, курирующего таможенную службу, вместе с подельниками осудили за похищение и избиение двух бизнесменов. Во время обыска в особняке этого некогда высокопоставленного офицера госбезопасности сотрудники милиции обнаружили похищенную из грозненского музея картину Тропинина. Во время следствия всплыла такая деталь: выйдя в отставку, полковник ссудил под проценты три миллиона долларов!

И все же у граждан больше претензий к милиции, поскольку она ближе «к земле». Социологические опросы демонстрируют катастрофичность ситуации: примерно две трети населения страны отрицательно относятся к правоохранителям. Когда среди школьников я провел своеобразное тестирование, попросив к предлагаемым существительным подобрать прилагательные, то к слову «мент» все дружно сказали: «поганый». Это устоявшееся словосочетание порождено ежедневным получением отрицательной информации о действиях сотрудников милиции из самых разных источников, в том числе из опыта родителей, знакомых, друзей. Поразительно, но даже когда сотрудники милиции проявляют мужество при задержании преступников и при этом погибают, можно услышать: «Так им и надо!»

Несколько лет назад кто-то ночью у моей машины украл зеркала заднего вида. Я не заявлял об этом в райотдел милиции, понимая, что злоумышленника все равно не найдут. Но оттуда позвонили и сообщили, что преступник задержан. Удалось выяснить: это сотрудники сами организовали похищение зеркал с нескольких машин, подбросили парню, приехавшему из Украины на заработки, и, таким образом, оперативно «раскрыли» преступление.

Как-то в Финляндии, в ее северном городке Рованиеми, я обратил внимание на то, что за несколько дней пребывания там не встретил ни одного полицейского. Когда поинтересовался у местного жителя, где стражи порядка, он мне сказал: «Да, да, они есть! Если вам очень нужно, сходите к ним». И объяснил, как их найти.

И на узких дорогах Хорватии я не встретил ни одного полицейского, но от этого порядка на дорогах не было меньше.

В Италии, в маленьком городке, что в Калабрии, после ливня размыло грунт и немного засыпало им тротуар. На моих глазах полицейский очень быстро организовал уборку.

Там полицейские помогают жить. У нас же милиция стала источником всяческой опасности. Теперь она называется полицией, но суть от этого, несмотря на мощный пиар якобы проведенной реформы, к сожалению, не изменилась. Министр Нургалиев самонадеянно заявил: после аттестации в органах остались «лучшие из лучших». Но сегодня эти «лучшие» по-прежнему сбивают людей на переходах, пьяные стреляют в граждан, все так же коллективно, целыми подразделениями, занимаются поборами на дорогах, при задержании — пытают.

До недавнего времени мне казалось, что положение в полиции изменить невозможно, как невозможно заштопать прогнившую рубашку. Метастазы поразили практически весь организм. Так, как это некогда произошло в Грузии. Но там свершилось чудо! На месте разложившейся полиции Саакашвили создал новую, которой грузины заслуженно гордятся.

Система внутренних дел подверглась кардинальной чистке: в течение двух лет из 85-и тысяч сотрудников, служивших в МВД, уволили 75 тысяч. Распустили ГАИ, и в течение трех месяцев дорожную ситуацию в стране не регулировали вообще. Граждане согласились потерпеть, пока набранные новые кадры обучались делу, к которому прежде не имели никакого отношения.

В полицию принципиально не брали бывших работников правоохранительных органов и даже граждан с высшим юридическим образованием. В итоге общая численность штата МВД сократилась до 26 тысяч человек.

При приеме на работу новые кандидаты проходили специальные психологические тесты, разработанные совместно с западными специалистами. Это позволило повысить средний интеллектуальный уровень сотрудников, отобрать психологически устойчивых, с неагрессивными установками.

Заработная плата в полиции выросла в годы реформ в 15-40 раз! Участковый инспектор зарабатывает 400-500 долларов в месяц, патрульный – 600-1000, начальники отделов и детективы – до 2000. Плюс медицинская страховка на случай увечья или гибели.

Основные подразделения МВД — патрульная служба и криминальная полиция. Патрульная служба совмещает функции дорожной полиции и моментально реагирует на обращения граждан в службы экстренной помощи. Экипажи из двух человек курсируют по специально разработанным маршрутам.

Мои друзья, вернувшиеся из Грузии, потрясены. Они с упоением рассказывали, как полицейские помогали им менять в машине пробитое колесо. За спасибо! Оказывается, в Грузии сотрудники полиции гордятся тем, что служат в ведомстве, в котором не принято брать взятки.

Понятно, что реформа системы МВД – часть общей реформы, проводимой во всей стране. Там, например, серьезно сократили базу для всевозможных злоупотреблений. В частности, закрыли санэпидемстанцию. Оказалось, от этого тараканы в ресторанах и кафе не завелись. Ведь надзорные органы прежде занимались исключительно сбором мзды.

За санэпидместанцией канула в Лету и пожарная инспекция. Ликвидировали десятки ведомств и сотни разрешительных процедур. Всего за несколько месяцев страна сократила количество лицензий и разрешительных документов, регулирующих ведение бизнеса, с одной тысячи до 150 (в этом использовался опыт Швеции и Новой Зеландии). Правительство резко снизило налоги и импортные пошлины. Здесь уже заимствовался опыт Сингапура и Гонконга.
Несмотря на сильное сопротивление, правительство начало масштабную приватизацию, включая так называемые стратегические объекты. Например, порт Поти купили и отстроили инвесторы из Объединенных Арабских Эмиратов. Аэропорты в Тбилиси и Батуми приобрели и реконструировали турки. Горнолыжным курортом Гудаури владеет украинский миллиардер.

Западные экономисты утверждают: беспрецедентная либерализация экономики даст ощутимую отдачу через пять-семь лет. Она дала серьезные результаты уже к 2008 году: доходы грузинского бюджета выросли до 3,3 млрд. долларов против 558 млн. в 2003-м.

Как видим, можно решить любую проблему. Даже почти безнадежную. Но для этого нужно желание, воля, мужество.

Мы же за тридцать лет не продвинулись ни на шаг.

Источник

Игорь Корольков. Работал в «Комсомольской правде», «Известиях», «Российской газете» (1991 год), «Московских новостях». Специализировался на журналистских расследованиях. Лауреат премии Союза журналистов России и Академии свободной прессы.