January 19

В Москве преступники хоронят своих главарей и готовятся к новым сражениям

Около семидесяти машин с траурными флагами, громко сигналя, раскатывали в воскресенье по московским улицам. Уголовный мир прощался с одним из своих лидеров, «вором в законе» Виктором Никифоровым по кличке «Калина».

Убили «Калину» выстрелом в затылок 14 января, когда тот с женой возвращался домой. Никифоров был еще жив, когда его привезли в больницу Склифосовского. Но все попытки врачей спасти «вора в законе» оказались тщетны, не приходя в сознание, он скончался.

«Калина» был личностью, хорошо известной в преступной среде бывшего Союза. Сын одного из первых отечественных рэкетиров Япончика (Иванько) и заведующей пивной, которая нажила миллионы на незаконных махинациях в Подольске, он уже по происхождению стал весьма уважаем среди уголовников. Успешной «карьере» Никифорова очень помогла поддержка отчима-армянина серьезного преступного «авторитета». С его помощью «Калина» превратился в самого молодого «вора в законе».

Профессиональные интересы юного «крестного отца» были достаточно широки: квартирные кражи, мошенничества, вымогательство, теневой бизнес… Он легко находил общий язык с грузинскими, армянскими преступными кланами, с подмосковными уголовными группировками. Как рассказывают люди, хорошо его знавшие, Никифоров строго соблюдал все «воровские» законы и традиции, но тяготел к богемной среде. Любил бывать среди известных артистов, литераторов. Правда, имел недостаток — излишнюю вспыльчивость. На том и погорел. Сгоряча убил ножом Мансура Шелковникова, тоже не последнего человека в уголовном мире. «Калину» арестовали. Но включились невидимые рычаги, и довольно скоро он оказался на свободе. Но не надолго. Выстрел наемного убийцы, подкупленного, как считается, людьми из окружения Мансура, оборвал жизнь 28-летнего «авторитета».

Перед тем, как предать на Востряковском кладбище тело покойного земле, его товарищи провезли гроб по всем местам, где Никифоров любил бывать: по Ленинградскому проспекту, потом в центр к кооперативному кафе в просторечии именуемому «Три ноги»…

«Калина», наконец, обрел вечный покой. В отличие от преступного мира Москвы, в котором, по мнению наблюдателей, теперь надо ждать еще нескольких кровавых «разбирательств»…

«Известия» 20 января 1992 года