January 14

«ЧЕЛОВЕК КАВКАЗСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ»

Такое словосочетание частенько употребляется в центральных средствах массовой информации. И в основном в критическом, даже ироническом духе: то «человек кавказской национальности» кого-то обжулил на базаре, то «люди кавказской национальности» устроили потасовку где-нибудь в Тюмени.

Меня, как и многих (если не сказать всех) кавказцев, такое отношение оскорбляет. Оскорбляет, во-первых, с чисто формальной стороны. Пишущая братия не удосужится даже вникнуть в само это словосочетание. А ведь оно бессмысленно. Нет такой национальности — кавказской.

Любой мало-мальски грамотный человек (а к таковым, конечно же, надо отнести и корреспондентов) знает: Кавказ — это многонациональный регион. В одном Дагестане более тридцати национальностей, имеющих свою письменность. А всего на Кавказе проживают люди более ста национальностей: армяне, азербайджанцы, грузины, кабардинцы, адыгейцы, ингуши, балкарцы, чеченцы, черкесы, осетины и так далее. Так что, братья-журналисты, будьте культурны и уважительны, не валите все пренебрежительно в одну кучу. Потрудитесь каждый раз выяснять и писать более конкретно: грузин сказал, осетин, армянин сделал то-то…

А теперь по существу — о якобы изначально нехорошем характере «человека кавказской национальности», который дает право пишущим говорить о нас преимущественно в критическом, а еще обиднее — в ироническом плане.

Но лично я самого высокого мнения о своих земляках-кавказцах. Известно, кавказцы отличаются своим гостеприимством, которому может позавидовать, любой житель другого региона страны и даже мира. Тот, кто читал «Хаджи-Мурата» Толстого, запомнил это хорошо. Много воды утекло с той поры, а гостеприимства у кавказцев не убавилось.

Я осетин. Хорошо знаю, что в любом осетинском доме самое хорошее, лучшее хранится на случай появления гостя. Абсолютно уверен: любой осетин готов просидеть полуголодным несколько дней, но сделает все возможное и невозможное, чтобы гость был доволен приемом. И таков неписаный закон всех горцев.

Вот характерный пример. Как-то я и два моих товарища по житейским делам оказались в ингушском селении Джерах. Известно: в маленьких селениях ни столовой, ни кафе. Где поесть? Нас пригласил к себе ингуш Цуров, с которым мы не были раньше знакомы. Но принял он нас как самых близких друзей. Когда мы распрощались с ним, я признался товарищам: чтобы так угостить, мне надо было готовиться месяц. Но дело даже не в количестве блюд, а в том сердечном внимании, которое нам было оказано.

Я не думаю, не допускаю даже в мыслях, что на Кавказе все люди идеальные. Семья, как говорится, не без урода. Но когда огульно, скопом охаиваются «люди кавказской национальности», это больно и обидно.

Скажу о своих кровных братьях-осетинах. Когда кто-нибудь из наших выезжает за пределы республики — в командировку, на учебу, работу, — то на прощание получает строгий наказ от семьи, старших: держать себя в рамках, быть достойным представителем своего народа. Ведь часто, слишком часто о целой нации, народе судят по одному или нескольким ее представителям.

И не было и нет для человека большего наказания, чем обмануть, не оправдать доверия земляков, запятнать честь кавказца. Уже в советское время появился неписаный закон: провинился в чем-то человек — о его проступке пишут руководителю организации, предприятия, наконец, в сельский Совет или райсовет, откуда он родом. О его поведении становится известно коллективу, родственникам, друзьям, что крайне болезненно воспринимается виновником.

Такой человек готов понести любое другое наказание, но только чтобы земляки, близкие не узнали о его позоре. Я помню такой случай из своей жизни. Мне, как руководителю коллектива, написали: один мой работник валялся пьяным на улице. «Сигнал» этот я никому не показал. Но когда гуляка вышел на работу, я прочитал ему это письмо и сказал, что мы будем обсуждать его поведение в коллективе. Он взмолился: ради Бога, не делайте этого, я готов написать заявление об увольнении с работы — только не позорьте фамилию. Поклялся мне впредь не брать в рот хмельного. И вот уже 15 лет держит слово.

О чем это говорит? По-моему, о национальной, фамильной гордости. Существует, представьте себе, такое понятие: национальная гордость. И осетинская национальная гордость (как и гордость любой другой нации) не хуже национальной гордости великороссов.

Высокомерное, пренебрежительное отношение некоторых русских к кавказцам порождает ответную несправедливость части моих земляков к своим северным братьям. Иногда на улицах, в автобусах, очередях слышишь суждения, будто это русские виноваты во всех кровавых межнациональных конфликтах. Будто кровь эта — результат великодержавной шовинистической политики центра, которая-де целенаправленно стравливала и стравливает народы друг с другом, ведет к их взаимному уничтожению.

Подведу итог. Уважаемые журналисты центральных средств массовой информации! Не демонстрируйте больше своего невежества и высокомерия, употребляя к месту и не к месту выражение «человек кавказской национальности». И не надо раздувать о нас миф как о человеческой породе, которой якобы только и присущи одни пороки.

Мы разные. Мы всякие.

Не лучше, но и не хуже других народов. Давайте же и на словах, и на деле уважать друг друга.

Сергей КОЙБАЕВ, учитель.
с. Дур-Дур,
Северная Осетия.

«Российская газета» 15 января 1992 года