January 3

Все тот же трест, все тот же главк...

На Люберецком заводе крупнопанельного домостроения, что в Подмосковье, чуть больше 300 работающих. Но разорение ему выпало пережить большое. Заглянули бы вы сюда полтора года назад. Износ оборудования — на пределе. Зарплата — мизерная. Социально-бытовые условия — на нуле. Естественно, ужасающая текучесть кадров. Завод уже задолжал государству более пяти миллионов рублей.

Все это в немалой степени дело рук вышестоящих инстанций, особенно треста. Именно там подбирали на завод таких руководителей, что о многих из них люди даже вспоминать стыдятся. За десять лет здесь сменилось ровно десять директоров. Можно себе представить, что творилось на предприятии все это время. Удивляться приходится другому: как в таких условиях люди нашли в себе силы воспрянуть духом, поверить, что еще не все потеряно.

А помог им сделать это одиннадцатый директор, добровольно напросившийся сюда «княжить», оставив весьма благополучное место на крупнейшем комбинате, некто А. Барковец.

Алексея Павловича знаю немало лет как весьма образованного, с большой практикой специалиста и хорошего организатора. Очень удивился его переходу в такую, да простят мне работники завода, дыру.

— Ничего вы не понимаете. Здесь можно творить чудеса, надо только приложить руки. Впрочем, приезжайте через год — сами увидите, — коротко парировал тогда Барковец.

Предложением воспользовался и действительно завод не узнал. Всего за год средняя зарплата поднялась со 122 до 500 рублей. Объемы производства в натуральных показателях выросли в четыре раза. Многие годы не получали ни одной квартиры — сейчас на подходе сразу 132. Погасили миллион рублей долга.

Совсем было собрался писать очерк о возрождении Феникса из пепла, как вдруг получаю от рабочих известие: их директора А. Барковца увольняют. Вот с тех пор более полугода и хожу с ними по инстанциям. Как по заколдованному кругу.

Спрашиваю управляющего трестом «Мособлстройиндустрия» Владимира Ермолаева, что за грехи у Барковца.

— Он нам сорвал реконструкцию Лыткаринского участка, — не моргнув глазом отвечает тот.

Проверил. Все, как говорится, с точностью до наоборот. «При чем тут Барковец? Его дело — действующее производство. Это трест „Мособлстройиндустрия“ не дает нам ни денег, ни оборудования, ни техдокументации», — резюмировал управляющий генподрядным трестом «Особстрой-2» Николай Конкин.

— Что еще, Владимир Федорович? — вновь подкатываю к Ермолаеву.

— Завалил производство, — с ходу отвечает управляющий и для убедительности называет цифру: план завод выполнил на 50 процентов. Но при этом «забывает» уточнить, что свою святую обязанность — обеспечить предприятие сырьем и материалами — трест выполнил на 30 процентов, а по металлу — лишь на 18.

— Владимир Федорович, может быть, вместе съездим на общее заводское собрание? — предлагаю управляющему. — Порой нелишне послушать, что говорят рабочие.

— Некогда мне заниматься разговорами, — на этот раз отрезал Ермолаев.

Ваш корреспондент на том собрании был. В адрес треста услышал такое, что лучше не вспоминать. А Барковцу — единодушная поддержка. За что? Многое сделал, но еще больше намерен сделать.

Правда, есть в планах Барковца маленький изъян. Перевести завод в коллективную собственность — значит фактически вывести из-под подчинения треста. А у него и без того из четырех подведомственных предприятий два кооперативных, то есть состоят при нем лишь формально. А уйдет Барковец — что будет? Нет, так не пойдет. В итоге за короткий срок три приказа с выговорами с последним предупреждением и еще один, заготовленный, — об увольнении.

Иду в вышестоящую инстанцию — Мособлстройкомитет. Несколько замов председателя обещают разобраться. Пустое. Наконец сам председатель Анатолий Петраков в присутствии вашего корреспондента отдает распоряжение Ермолаеву отменить все его приказы в отношении завода и его директора Барковца. Проходит неделя, другая, месяц — ничего похожего.

Отправляюсь выше, в областное правительство. «Мы разрубим этот узел!» — решительно заверяет меня председатель Анатолий Тяжлов. Но узел остается узлом. И вот здесь мне становится далеко не все понятно. Потому что Тяжлов слывет сторонником демократических реформ — российского руководства вообще и Президента Ельцина в частности. Или только тогда, когда реформы идут в других областях, а не в своей вотчине?

Делать нечего, напрашиваюсь на прием к исполнявшему обязанности Председателя Совета Министров России Олегу Лобову. К чести Олега Ивановича, он не только разобрался в ситуации в деталях, но и дал команду областному правительству не чинить препятствий небольшим, особенно убыточным, предприятиям на пути их перехода к коллективной собственности.

На сей раз трест не остался нем и глух. Отреагировал. Но по-своему. Чтобы обосновать увольнение Барковца, завод разделили на две самостоятельные части. Мол, новое производство — новые руководители.

Возмущенные рабочие объявили забастовку. Лыткаринский участок вот уже месяц стоит. Трест не вмешивается.

Владимир АНТОНОВ.

P. S. Когда статья была подготовлена к печати, стало известно: приказом по Мособлстройкомитету Алексей Барковец отстранен от должности. Новым руководителем назначен — кто бы вы думали? — тов. Ермолаев. Да, да, тот самый. Уж ему-то точно не придет в голову тикать из родного треста.

«Российская газета» 04.01.1992 г.