January 2

Ещё один план «спасения России»

Российское правительство рассматривает еще один, рожденный в Америке план экономического и финансового спасения России. План, который коренным образом отличается от того, что вступил в силу второго января, и который может быть приведен в действие, если задумка с либерализацией не оправдает себя.

По данным из американских источников, которые имеют возможность тесного общения с московским Белым домом, заместитель премьер-министра Егор Гайдар дает себе всего несколько недель, чтобы прийти к заключению, работает или нет либерализация. Если нет, Россию, как дают понять источники, будет ждать новый эксперимент.

Суть плана, который разрабатывался группой исследователей во глазе с Дж. Ванниски, президентом корпорации «Поликономикс», изложена на восьми страничках, уже переданных в Москву и сейчас мне предоставленных. Главная идея: вместо того чтобы пускать рубль «плавать» на самотек в призрачной надежде, что он в конце концов стабилизируется на каком-то приемлемом уровне, рубль должен быть привязан к золоту за счет выпуска золотого займа, и курс его по отношению к доллару должен быть установлен на уровне один к одному.

Доверие населения к тому, что будет делать правительство, — абсолютный ключ к успеху всего начинания. Доверие же, с точки зрения авторов плана, может быть обеспечено торжественным заверением в том, что народу долг будет возвращен правительством, которое, если до этого дойдет дело, должно будет использовать для покрытия долгов перед населением все имеющиеся в распоряжении государства средства. А они огромные. Стоимость земли, домов, полезных ископаемых, фабрик и т. д. оценивается авторами плана по меньшей мере в шесть триллионов долларов. Личные же сбережения, на которые и будут приобретаться облигации золотого займа, равны всего лишь шестистам миллиардам рублей. С точки зрения Дж. Ванниски, «это — мелочь».

Ванниски, с которым мне удалось побеседовать, видит главное преимущество своего плана в том, что «во главу угла ставятся интересы внутренних кредиторов, а не внешних, то есть интересы российских людей с их довольно мизерными накоплениями, а не иностранных банков, дававших кредиты бывшему Союзу».

Как говорит Ванниски, нельзя допустить того, чтобы личные накопления, которые люди собирали годами, в одну ночь превратились в труху. А именно это, считает он, и произойдет при плавающем рубле.

Золотой займ, рубль равен доллару — не фантастика ли все это? Прекрасно понимая, насколько скептически может быть воспринят его план, Ванниски напоминает о факте историческом. В 1791 году, когда Америка переживала жестокий финансовый кризис, Александр Гамильтон, тогдашний министр финансов, провозгласил, что все свои долги правительство погасит полностью золотом, хотя золота в казне в тот момент практически и не было. Кризис был преодолен.

Ситуация в сегодняшней России куда сложнее, чем в Америке два столетия назад. И потому, с точки зрения авторов плана, для реализации этих мер, кажущихся Фантастическими, должны быть подключены и западные кредиторы, в частности они могли бы принять золотые облигации в качестве погашения процентов по своим займам России. А Соединенные Штаты согласились бы принять эти облигации для погашения всех долгов бывшего Союза, накопленных по ленд-лизу, — порядка трети триллиона долларов.

Как отмечается в тексте плана, приравнивание рубля к доллару, перевод его на золотую основу стремительно, в считанные часы приведут к тому, что на магазинных полках вновь появятся давно исчезнувшие товары. Люди, которые подряд и про запас скупали все, что только под руку подвернется, дабы избавиться от рублей в ожидании их дальнейшего обесценивания, от этой практики откажутся. Будет выгоднее избавляться от части накопленных товаров, чтобы получить возрастающий в цене рубль.

Я не экономист и не могу авторитетно судить о достоинствах и недостатках этого плана, но не могу не обратить внимания на то, что идея привязывания рубля к золоту не нова. Она высказывалась и раньше, и в частности, таким авторитетнейшим финансистом, как Уэйн Энгелл, управляющим федеральной резервной системой. Посетив Москву два года назад, он сделал вывод, что преобразование рубля в конвертируемую валюту должно предшествовать переходу к рыночной экономике, а не следовать за ним.

«Известия» 03.01.1992 г.