January 2

Либерализация цен: очередь или жизнь

Объявленная либерализация цен началась, судить о том, как это все будет происходить, пока рано, однако уже первый день подтвердил некоторые нехорошие опасения. Можно сказать, что с московской торговлей пока вообще ничего не произошло: то есть если прежние «коммерциализованные» товары продавались по прошлогодним запредельным ценам, то цены на товар, поступивший через государственную систему торговли, остались весьма далеки от равновесных. Очередь за брынзой по 9 руб. грозит остаться мрачным символом рухнувших надежд на достижение рыночного равновесия.

Сама необходимость либерализации цен сомнения не вызывает, и ее первой задачей является ликвидация раздвоения товарных потоков, когда коммерческий оборот и государственное «фондированное» снабжение существуют параллельно. В таких условиях вся коммерческая деятельность перетекает в паразитический обмен между этими двумя контурами обращения, вовлекая все государственные структуры. Экономика превращается в «черный ящик», где товарные потоки перемещаются в самых сюрреалистических направлениях, недоступных не только для какого-либо целенаправленного воздействия, но даже и для наблюдения. «Теневест» не только рынок, но и само государство, превращаясь в скопление самостоятельных криминальных структур, физически опасных для населения.

Однако вопрос в том, способна ли отечественная экономика отреагировать на механизмы макроэкономического регулирования, прописанные ей по чилийско-польским рецептам. Как отметил экономический советник российского правительства Константин Кагаловский, «технические проблемы становятся для реформы самыми главными». Однако если цены на основные товары не поднимутся до уровня равновесия, вся конструкция экономической стабилизации рухнет.

Дополнительную опасность для либерализации представляют собой регулируемые цены на основные продукты питания, которые уже с первого дня оказались также ниже цен спроса. Рост «полуотпущенных» номинальных доходов может опередить «полуотпущенные» цены, и мы сумеем в порядке мирового экономического эксперимента совместить дефицитный рынок с высокой инфляцией. Экономических выходов такая ситуация не предусматривает. И «технические» проблемы могут оказаться идеологическими.

«Независимая газета» 03.01.1992 г.